Первые шаги к дружбе
Боевой ангел Аи

История 6. Первые шаги к дружбе

После занятий был классный час. Учитель собрал всех и сообщил, что послезавтра весь класс едет к морю в летний лагерь у скал. Эта новость обрадовала всех, а особенно юных защитников добра. Когда собрание закончилось, Неюки мечтательно произнесла:

 — Море… Как здорово! Мы сможет отдыхать на пляже весь день, греться на солнышке!

 — Да! Сидеть с коктейлями и наслаждаться запахом моря, бризом… — поддержала Сеичи.

 — Будет просто отлично! – воскликнула Май Ан.

Рэн стоял и угрюмо собирал книги. Девушки недоуменно обратились к нему:

 — Кимицунэ, а ты разве не рад поездке?

Рэн бросил на подруг гневный взгляд:

 — В отличие от вас я думаю, как тяжело будет справиться с миссией, находясь неизвестно где. Я думаю о том, сколько людей будет питать душами Хозяина, пока вы будете попивать напитки и плескаться в море.

Девушки быстро угасли. Им стало очень стыдно за подобную беспечность.

 — А ведь и правда…Как же мы выкрутимся?

 — Ума не приложу… — задумалась Май Ан.

Девушки продумывали все варианты, но понимали, что от них мало что зависит.

 — Вот об этом я и говорю. Ни один ваш поступок никогда не продумывался наперед. Вы просто идете напролом, пусть будет как будет, да?  — Рэн направился к выходу, на прощание сказав: — Я поговорю с моим наставником, он подскажет решение.

 — Наставником? – поразились девушки.

 — Конечно! Это мой учитель, духовник, тренер, он знает все. Он – настоятель храма Рёандзи, где я остановился жить. И Хранитель тоже говорит с ним, как и с вами. Ну все, мне пора. До поездки еще день. Если я что-то узнаю, то сообщу. Может ты, Кийодо, поговоришь с Хранителем, раз он одарил тебя особой честью?

Неюки не знала, что ответить:

 — Это не так! Просто я была первой, кто увидел его. Я же его как бы освободила…

 — Детали. Просто поговори с ним, если сможешь. Главное – не проблема, а ее решение. Завтра встретимся у музея в 18 часов.

Ребята разошлись по домам, думая, как найти выход из сложившейся ситуации. Неюки попрощалась с девочками и пошла на работу к маме. Она заглянула в кабинет и ласково улыбнулась.

 — Мам, послезавтра мы с классом едем на море на неделю. Нам сообщили сегодня. Ты не против?

 — Нет. Как ваш учитель Мияки после того происшествия?

 — Нормально, идет расследование, но он так ничего и не вспомнил.

 — Ему очень повезло, дочь.

 — Да уж…

 — Ты очень хочешь поехать?

 — Конечно, но я не могу бросить… в городе некоторые дела.

Кимико встала из-за стола, подошла к Неюки и крепко обняла:

 — Не думай об этом. Счастливого времени в нашей жизни так мало! Едь и хорошо отдохни.

Девушка с удивлением посмотрела в грустные мамины глаза, но промолчала. Потом вздохнула.

 — Не волнуйся. Я помогу тебе собраться.

 — Ну, тогда встретимся дома?

 — Да, милая, дома, — улыбнулась женщина.

Неюки не спеша шла по улице и думала: «Наверное, мне не стоит первой обращаться к Духу. Я должна придумать и решить все сама. Нельзя, словно подружку, тревожить его по пустякам. Вот только…  Как же быть? Может, Кимицунэ найдет выход».

На следующий день, как и было условлено, все встретились возле музея. Рэн ждал на месте. Неюки набралась сил и первая подошла к нему, зная, что он будет отчитывать ее за бездействие и бесполезность.

 — Здравствуй, Кимицунэ!

 — Добрый вечер, Кийодо. У меня хорошие новости.

Очевидно, новости были не просто хорошими, а замечательными, если юноша пребывал в таком снисходительном расположении духа! Неюки не терпелось:

 — Какие новости?

 — Нам не нужно думать о том, как оказаться в нужное время в нужном месте. Сила талисманов сделает все за вас.

 — Не поняли?

 — Призвав силу амулетов вы можете соединиться со своими стихиями, и оказаться в том месте, где есть хоть одна из них. Если что-то пойдет не так, мы можем переместиться с помощью воды, огня, дерева и любой из сил, и появимся в том месте, куда задумали попасть. Так понятней?

 — То есть, если возникнет угроза тенькана, мы, зная с помощью талисманов, где нам нужно быть, выйдем из огня, воды, дерева, металла, воздуха и так далее?

 — Верно. Но это не игра и не развлечение. Лишь став Стихией, каждая из вас в полной мере может управлять материалом.

 — Мы все поняли, — задумчиво сказала Кейко.  – Мы сможем. А вы? Как выбудете перемещаться?

Рэн молчал. Потом сделал незаметно несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы голос стал бесстрастным, и продолжил:

 — Я знаю, что Кийодо должна окутать себя крыльями, обратиться к талисману – и окажется с вами.

 — А ты?

 — Я не смогу вам помочь.  – Рэн покраснел. — Переносить таким образом может только она. – Он указал на девушку.

 — Но мы не справимся без тебя! – настаивала Мин.

Рэн не выдержал.

 — Осуги, ты очень несообразительна! Если ты еще не заметила, я не обрел форму Риэ, потому перенести меня может только Кийодо!

Мате смущенно хихикнула:

 — Укрыв своими крыльями.

После этих слов все тихонько заулыбались, а Рэн и Неюки покраснели еще сильнее. Потом белокурая красавица тихо сказала:

 — Ничего не произойдет. Пока мы будем отдыхать, пусть все будет мирно…

 — Встречаемся завтра возле школы в половине восьмого. Мистер Мияки просил не опаздывать. До завтра… — Рэн неуверенно помахал рукой и быстро удалился.

 — Что это? Кимицунэ усмирил свой нрав, или только мне так показалось? – спросила Сеичи.

 — Да, его враждебность немного стихла. И кто бы мог подумать, что причина ее появления и исчезновения – один и тот же человек? – не смогла удержаться Мин.

—  Ну, хватит об этом, — сказала Неюки. – Пора домой и собирать вещи.

— Ты права. Нужно еще очень много всего успеть.

 — А вы знаете, что братья тоже едут с нами? – сказала Сирил.

Мин смутилась, но старалась, чтобы никто не заметил ее волнения. Сеичи побледнела, а подруги испуганно спохватились:

 — Тебе плохо?

 — Неужели мне нигде нет от него покоя?! Я и на берегу моря должна с ним сталкиваться??

 — Ну тише, тише, Сеичи. Не все так страшно. Уж с ним мы сможем справиться, не тенькан все-таки, — улыбнулась Неюки.

 — Да, и что ж мы будем делать без Кимицунэ, если что-то случится?

 — Девочки, прошу, больше не думайте об этом. Я не стану его обнимать, ни за что! Справимся! Пора начать бороться с зависимостью от него. Нужно понимать, что он не всегда будет рядом, да и без Силы он не так уж и необходим.

 — Ты так категорична сейчас, — пожала плечами Кейко,– но это лишь пока от тебя не зависит чья-то невинная душа.

 — А ты бы пошла на это?! – взвилась Неюки.

 — Не могу сказать однозначно. Это зависело бы от обстоятельств. К тому же, если он ничего для тебя не значит, то и не стоит так нервничать из-за этого, верно?

 — Да… — Неюки обмахивала раскрасневшееся лицо. – Ты абсолютно права. Ничего не значит. Просто обязанность, от которой будет зависеть чья-то жизнь. Принципы и капризы неуместны. Только долг, только забота о невинных.

 — Жаль, что вы не едете, — Сирил обратилась к Кейко и Мин: – Это был бы прекрасный отдых.

Мин грустно вздохнула. И снова вспомнились слова Рики. «Только глаза в глаза, напрямую…». Он едет отдыхать, а она остается. «Разве есть у меня право ревновать его, когда у самой не хватает решимости?».

 — Ничего, это хорошая подстраховка. Мы остаемся и сможем предупредить вас, если что-то произойдет.

 

Утро выдалось прекрасное, даже не верилось, что лето подходит к концу. За экзаменами и тестами большая его часть пролетела незаметно. Впереди ждал выпускной класс.

Небо было высоким и чистым, солнце ярко светило, наполняя энергией и отличным настроением. Учащиеся собрались у ворот школы. Кто-то вместе с мистером Мияки помогал с погрузкой вещей, остальные взволнованно обсуждали планы на эту неделю.

К удивлению подруг, Неюки пришла вовремя. Рэн почувствовал ее присутствие и обернулся. Девушка весело помахала ему рукой, он перекинулся с братьями парой слов и пошел навстречу.

 — Доброе утро, Кимицунэ! Правда, оно замечательное?

 — День хорошо начинается. Талисманы при вас? Смотрите, не потеряйте.

 — Все будет хорошо, не переживай. А Меч? Ты взял?

 — Конечно, он здесь, в чехле. А твой?

 — Женская сообразительность, — просияла Неюки и протянула Рэну огромный пляжный зонт, перевязанный в нескольких местах бантиком.

 — Да уж,  — улыбнулся он. – Нужно занять места в автобусе, пора.

Рэн, Неюки, братья Хошино и подружки направились к первой машине. Сэйя не смог удержаться, чтобы не помучить свою рыжеволосую красавицу.

 — Мы, скорее всего, будем ехать всю дорогу рядом. И я непременно буду внимательно смотреть на тебя, пока ты спишь! Представляешь?

Сеичи уже подумывала, чем в него запустить.

 — Конечно, представляю! – лукаво улыбнулась Мидсунэ.

 — Правда? – обрадовался Сэйя.

 — Правда! Я представляю, как ты встрянешь в оконное стекло, когда я тебя к нему припечатаю!

 — Ой, ой! Какие мы суровые, страшные! А ты не задумывалась, что я еду туда именно из-за тебя?

 — А ты не боишься, что для тебя, Хошино, это будет билет в один конец?

— Я…

Но в этот момент вмешался Рики и оттащил братишку в сторону, потому сумочка Сеичи не достигла своей цели.

Неюки болтала с подругами:

 — Твои родители тебя не провожали? – спросила она у Май Ан.

 — Нет, они работают. Вчера папа помогал мне собраться. Я на них ничуть не сержусь! Они обещали меня встретить, когда мы вернемся, — грустно вздохнула Осии.

Автобус был оснащен всеми возможными удобствами. Над каждым креслом висела лампа и маленький вентилятор, работал общий кондиционер, небольшой автономный холодильник для напитков и продуктов в дорогу, мягкие удобные кресла регулировались по своему усмотрению, спать будет очень мягко и комфортно. Неюки села вместе с Май Ан, Сеичи вместе с Рики, а Рэн и Сэйя разместились напротив Неюки, по левой стороне. Мидсунэ облегченно вздохнула, т.к. оказалась далеко от Сэйи. С Рики она прекрасно ладила, хотя и не так крепко дружила, как с Сирил и Матэ, но все же радовалась этому соседству.

Вошел мистер Мияки со списком класса и провел перекличку, потом добавил:

 — Отлично! Все на местах. Устраивайтесь поудобней, ехать нам очень долго. Остановки каждые два часа. Аптечка и все необходимое у меня, в случае чего – обращайтесь. Ну а пока, приятной всем поездки!

Автобусы плавно тронулись, оставляя позади ворота школы «Тео Цу Мин» и зеленый район Киото.

За окном один пейзаж сменял другой, мелькали станции, тенистые парки, многолюдные районы, леса, храмы. Неюки с любопытством смотрела в окно. Она давно не уезжала так далеко от дома, а на море была только в детстве и плохо помнила это поездки. Она старалась запомнить как можно больше деталей, пейзажей, зданий. Май Ан читала, Сеичи и Рики о чем-то негромко разговаривали, Сэйя писал стихи для новой композиции.

Неюки не заметила, как уснула, удобно свернувшись на мягком сидении. Автобус ехал небыстро и ровно, еще больше убаюкивая ее. Рэн тоже путался уснуть, но безрезультатно, он не любил путешествовать автобусом, поэтому в конце концов оставил затею со сном и просто смотрел в окно напротив. За стеклом появились величественные горы, которые он и начал разглядывать. Но Рэн и сам не заметил, как взгляд переместился чуть ниже, на кресло, где спала беловолосая воительница. Ее нежное лицо было совершенно безмятежным, как-то по-детски доверчивым, дыхание – глубоким и ровным. Не осознавая, Кимицунэ все смотрел и смотрел неотрывно… Рэну вдруг вспомнился тот странный сон перед самым отъездом из Токусимы. «Что же он значил? Спросить у Учителя? Нет, он скажет, что это юношеские фантазии… Но мне снилась она. Никто иной. И я держал ее за руку… Что же это все значит?». Юноша снова посмотрел на Кийодо. «Что же из всего этого получится…»

Наконец, к вечеру автобусы прибыли на место. Лагерь «Ямасита» расположился недалеко от большой красивой скалы. Это было прекрасное место! Вдалеке наверху раскинулся сосновый бор, к которому по скале вела тропинка. Внизу был собственно сам комплекс. Основной отель-центр представлял собою четырехэтажное здание, на первом этаже которого был светлый и большой холл, полный зелени, пальм, цветов. Там стояли диваны, стойка регистрации посетителей, два кафе, медпункт, комната для отдыха с мягкими креслами и небольшой библиотекой. На втором этаже стояли душевые, мини-кинотеатр, конференц-зал, ведь в «Ямасита» отдыхали люди разных возрастов и статусов. Последние два этажа были для vip-номеров с террасами и видом на океан. Туристические домики и парусная станция находились чуть дальше. Ангары размещались за уступом скалы с другой стороны от основных построек. Домики спрятались наверху, в сосновом лесу. Ученикам помогли выгрузить вещи, гид с мистером Мияки показал жилища и распределил по списку, кто с кем будет жить. В домики селили по трое, домик учителя стоял между двумя импровизированными таборами. Жилье было обустроено по минимуму, но за дополнительными вещами можно было спуститься в основной корпус минут за 7-10. Телефон, кондиционер, телевизор и ванна были  у каждого, вокруг чисто, уютно, удобно. Тренажерный зал и бассейн с вышкой находились между турлагерем и основным комплексом. Ребятам все очень понравилось, особенно парням, когда они узнали, что за символическую плату можно взять в аренду парусник, водные лыжи, катер и водный мотоцикл. По общему согласию Неюки поселили с Сеичи и Май Ан, а Рики – с Сэйей и Рэном.

 После отдыха и разбора чемоданов мистер Мияки повел класс в главное здание на ужин. Все было просто здорово! Кто-то после разошелся по домам, кто-то танцевать. Неюки включила телевизор и пересмотрела новости по всем каналам. Все было тихо и спокойно… Около одиннадцати часов ночи девушка накинула на плечи рубашку  и спустилась в лагерь на побережье. Там играла музыка, она заметила некоторых своих одноклассников, они весело помахали девушке, приглашая присоединиться. Она осталась возле столиков с лимонадом и просто наблюдала. Услышав слева какой-то шум, Кийодо обернулась. Несколько девушек пытались вытащить Рэна на танец, но он снова и снова вежливо отказывался. Неюки про себя улыбнулась и ушла за кокосовым коктейлем в другой конец танцплощадки, а когда вернулась – Рэна уже не было. Девушка пожала плечами и отправилась обратно.

Недалеко от домиков девушка присмотрела небольшой выступ, который за соснами никто не заметил. Оттуда должен был открываться самый лучший вид на лагерь, океан, небо… Идя, Неюки внимательно смотрела себе под ноги, поэтому не сразу обнаружила незваного гостя. Подойдя чуть ближе, она увидела, что спиной к ней сидел Рэн. Неюки тихо подошла сзади, но юноша обратился прежде, чем она успела что-то сказать:

 — Тебе тоже понравилось это место, Кийодо?

Неюки удивилась:

 — Откуда ты знал, что это я?

 — Я тебя почувствовал, твою Силу… Это легко.

 — Легко? Я так не могу…

 — Можешь, просто пока еще не знаешь. Ты не владеешь Силой, это она управляет тобою.

 — А ты?

 — Я превосходно чувствую мой Дар. Но это ничего не меняет.

 — Чего не меняет? – поинтересовалась девушка, протягивая Рэну сок.

 — Спасибо, я не хочу. – Рэн помолчал. – Так, не важно…

 — А может все же расскажешь? – Девушка осторожно присела рядом. – Можно?

 — Да, ты же первая нашла место. – Рэн облокотился о сосну. – Зачем тебе это нужно?

 — Я просто хочу узнать тебя лучше, это ради нашего общего дела, — немного соврала она.

Рэн испытывающее посмотрел на Неюки, но, не обнаружив подвоха, снова устремил взгляд на звезды.

— Ради общего дела… Впрочем…Это только миссия.

— Странно слышать от тебя такие слова.

— Ты многого обо мне не знаешь.

— Но я хочу узнать! – вырвалось у Неюки.

Рэн немного удивленно взглянул на Кийодо, от чего она едва заметно съежилась. Он увидел и этот жест.

 — Тебе холодно?

 — Нет, просто… — Девушка опустила глаза.

 — М?

 — Страшно. Очень, очень страшно. И чем больше я думаю о теньканах, о своих друзьях и близких, тем мне становится страшнее…

Рэн краем глаза посмотрел на нее, и что-то внутри него переменилось в один миг. Раньше, глядя на Кийодо, он видел перед собою врага, преступницу, совершившую самое страшное злодеяние против всего человечества. За это Рэн почти ее ненавидел. Но сейчас все было иначе. Девушка будто бы старалась свернуться в комочек, спрятаться от действительности, была совсем беззащитной и несказанно напуганной. Не осталось и следа от храбрости и великой Силы, только обычный человеческий страх. Юноша минуту колебался, но потом наплевал на все правила приличия, медленно взяв ее за руку, чуть сжав в знак дружеского утешения. Неюки не вздрогнула и не убрала руки. Кимицунэ снова взглянул на сидящую рядом, потом выдохнул, прислонился к сосне, но руки не выпустил.

 — Расскажи мне все. Я ведь чужой для тебя человек, ты можешь говорить открыто.

Неюки всхлипнула:

— Да не о чем говорить… Ты больше ко всему подготовлен, владеешь многими искусствами, рассудителен и собран, всегда знаешь выход, смелый, а я… Все свалилось так неожиданно, что иногда и сама поражаюсь, как до сих пор сохраняю здравый рассудок! Я ничего не умею, всего боюсь и точно знаю: нет ни малейшей гарантии, что в случае необходимости я защищу невинную душу от сил зла. И эта неуверенность меня убивает! А ты…

— А что я? – перебил Рэн. – Ты приписываешь мне слишком много положительных качеств. Я, наверное, не способен жалеть и любить… Меня так воспитали. Я – лишь оружие для задания. У меня нет друзей, я знаю, что такое смерть, боль, дисциплина и строгость. Чему завидовать? Иногда тоже хотел бы видеть мир таким, каким видишь ты… Ярким, радостным, не думать ни о чем и просто узнать, что такое настоящая жизнь. Но… Я не могу.

— Кимицунэ… Я твердо уверена, что не ошиблась в тебе! Если уж мы решили говорить друг другу правду, то прошу, ответь: за что ты меня ненавидишь?

Юноша покачал головой и глубоко вздохнул:

— Это не ненависть. Ты правда хочешь знать?

— Да! Я понимаю, что разрушила Печать и понимаю все последствия. Но ведь тогда я была обычным человеком, потому и попала под гипноз Хозяина! Это мог быть кто угодно…

— Да… Но за эту Печать отдал свою жизнь один человек…

— Кто?

Рэн устремил взгляд на звезды:

— Моя мама.

Неюки широко распахнула наполняющиеся слезами глаза, но не могла произнести ни звука. Юноша продолжил:

— Мой отец, Учитель и моя мать невероятно сильной магией создали Печать Света и в решающей битве собирались уничтожить Хозяина раз и навсегда. Но не смогли. В один миг моя мама оказалась к нему ближе остальных. И погибла от его молнии…

Неюки плакала, глядя парню прямо в глаза, забыв обо всем.

— Ничего нельзя было сделать… Тогда Хранитель Мечей сам замкнул Хозяина, став вечным стражем Печати.

Долгое время я обвинял отца за то, что он не смог ее спасти. Потому у нас не очень близкие отношения. Но со временем я понял правду. Хоть он и строг, но я чувствую: отец меня очень любит.

 — Кимицунэ… — Неюки положила руку поверх его руки.

— Ну, ладно, — сказал Рэн. – Слишком слезной и тяжелой стала наша беседа. Не будем больше об этом, есть дела поважней.

Неюки решилась на шаг навстречу. Она поднялась, встала напротив юноши, потом опустилась перед ним на колени и склонилась до земли.

— Прости меня!

Рэн изумленно смотрел на нее, надеясь, что в темноте она не увидит, как пылает его смущенное лицо:

— За что?

— За мой проступок. Мне нет оправдания. Но мы будем очень стараться, чтобы все исправить, чего бы мне это ни стоило! – Ее глаза были полны невозмутимой решимости. – Я клянусь тебе, и только тебе, что все исправлю!

— Неужели мое мнение так важно для тебя… — тихо прошептал Рэн.

— Да! Очень! – Она схватила его руку в свои хрупкие ладошки и сжала: — Я бы хотела, чтобы мы стали друзьями…

Рэн покраснел еще сильнее, но потом успокоился и «сдался»:

— Хорошо. Забудем все обиды. Прости меня за всю грубость и прочее мое невежливое отношение. Ты неплохой человек, Неюки Кийодо! – Рэн улыбнулся, впервые, именно ей. Девушка просияла.

 — Уже поздно, нужно возвращаться до обхода мистера Мияки, а то нам попадет.

— Не против, если я тебя провожу? – немного неуверенно спросил парень, стараясь придать голосу самый «будничный» тон.

Беловолосая красавица удивленно на него взглянула, потом рассмеялась и шагнула вперед на тропинку, потащив Рэна за собой:

 — Только рискни отказаться!

  

Время проходило незаметно. Пляж сменялся кафе, кафе – теннисными кортами, водным волейболом. Парни осваивали водные лыжи и мотоциклы, Неюки с подругами купались, загорали, Сэйя истязал Сеичи при каждом удобном случае, особенно рыжеволосую бестию нервировал тот факт, что он приглянулся двум очаровательным подружкам из другой школы, которые буквально не оставляли его ни на минуту. Рики контролировал брата, хотя не сильно противился этому общению. Он надеялся, что Сэйя будет наконец счастлив, ведь из-за чувств к Сеичи он постоянно ходил грустный и какой-то нервный. Сейчас парень был весел и просто наслаждался жизнью, и Рики не мог этому не радоваться.

Выдался великолепный день. Людей на пляже было очень много, не было ни одного свободного транспорта, потому ребята немного скучали, лежа на пляже. Девчонки фотографировали красивые места, изучали лес и скалы. Особенно наслаждалась Неюки, ведь фотографией она увлекалась давно.

Штормовое предупреждение поступило в тот момент, когда почти все посетители находились у воды. От горизонта с большой скоростью стал дуть ветер, нагоняя высокие волны, блеснули молнии. Инструкторы и спасатели объявили по громкой связи, чтобы все вернулись в  номера и проверили, никого ли не осталось снаружи во время урагана. Началась поименная проверка. Люди спешили в комплекс, на ходу собирая вещи на пляже. Парусники вернулись в ангары, а рабочие накрепко привязывали лодки к берегу.

Черная туча затянула все небо, в лицо ударил порывистый ветер, подхвативший брызги и много песка, было трудно смотреть. Волны нарастали одна за другой. Ребята заходили на берег почти последними. Подружки Сэйи тащили его в укрытие, но внезапно парню вздумалось проявить героизм. Ветер поднимал уже почти двухметровые гребни, а молнии сверкали все чаще и чаще, но Сэйя направился к морю. Охрана была занята выводом остальных отдыхающих, потому не заметили надвигающейся беды. Рики заметил первым, подбежал и толкнул брата:

— Ты что, спятил? Шторм скоро будет здесь! Не видишь?!

— Пусти меня, я не боюсь! Девочки смотрят, отпусти!

Рики еще сильнее толкнул Сэйю:

— Да ты рассудка лишился! Какие девочки?! Ураган! Бежим!

— Я никуда не пойду!

— Сэйя!

— Я обещал им, говорил, что смелый, и что докажу, а теперь получится, что я не только трус, но еще и лгун?! Нет! Отойди!

— Стой, я сказал!

Сэйя ударил Рики, от упал, а черноволосый парень побежал в воду, махая рукой своим поклонницам. Потом нырнул и снова помахал. На берегу к Рики подбежали подруги, Неюки помогла ему встать на ноги:

— Что произошло, где Сэйя?

— Этот дурак в воде!

 — Как?! Почему ты его не остановил?!

Подбежал Рэн:

— В чем дело?

— Сэйя в океане…

— Он что, совсем безумен?! Куда он направился?

— Туда! – Рики указал в сторону пустых ангаров на берегу. В воде давно никого не было, но на шум стали сбегаться взволнованные отдыхающие.

 — Ждите здесь, я его верну!

— Рэн, стой! Ты же утонешь! Зови спасателей!

Но Кимицунэ уже бежал к воде, друзья поспешили за ним. Вскоре они увидели парочку подружек, плачущих на берегу и зовущих Сэйю, но он не слышал их и весело махал рукой. Когда он вынырнул, чтобы набрать воздуха, огромная волна накрыла его с головой, ударив о подводный камень. Сэйя потерял сознание и стал тонуть. Девушки в ужасе закричали, а Рэн поплыл быстрее к тому месту, где только что видел Хошино. Вода сильно бурлила, со дна поднялся песок и водоросли, видимость была почти нулевая, но Рэн снова и снова нырял, чтобы найти Сэйю. Наконец, он вынырнул вместе с  пострадавшим и из последних сил поплыл к берегу, борясь с волнами. Подоспели спасатели, вытаскивая обоих парней на сушу. Сэйю откачали и привели в чувство, а Рэн тяжело дышал и отплевывался водой. Людей становилось все больше. Сеичи подбежала к черноволосому юноше и с размаху влепила ему звонкую пощечину:

— Идиот! Придурок! Безмозглый тупица!

— Сеичи, перестань, — перехватил ее руку Рики.  – Ему и так досталось.

Но рыжеволосая не унималась, будто и не слышала его:

— И где сейчас те, ради кого ты так рисковал?! Чего ты хотел добиться?!

Сэйя молчал, не поднимая глаз. Драка с братом, несчастный случай, разочарование в новых знакомых и неописуемый стыд… Как можно было это загладить? Он здорово влип.

Мистер Мияки подошел к Рики и строго спросил:

— Как все произошло? Почему Хошино оказался в воде? Отвечай!

Ребята переглянулись. Все понимали: если рассказать правду – Сэйю скорее всего исключат из школы. И это будет самым мягким наказанием. Рики сказал:

 — Он заплыл очень далеко на доске для серфинга и не слышал предупреждения. Шторм настиг его в море. Простите, учитель. Хорошо, что Рэн слышал, как Сэйя собирался плыть, и вовремя подоспел.

Мистер Мияки испытующе посмотрел на друзей, но ничего не сказав, обратился к спасателям:

— Пожалуйста, проследите, чтобы с ним все было в порядке.

Младший Хошино лежал в медпункте, голову перевязали, но она все еще очень болела.

— Вечно я за тебя переживаю…

Он обернулся, в дверном проеме стоял Рики.

— Прости меня… Я знаю, что этих слов недостаточно после моего поступка.

— Ладно. Главное, что ты жив. Как голова?

— Ничего, заживет скоро… Все меня ненавидят?

— Не все, но думаю есть человек, которому тебе не стоит пока что  попадаться на глаза. Я хотел, чтобы мой брат был  счастлив. Но ты умудряешься сам все испортить.

— Она не простит меня…

— Если бы ты видел, как она плакала, то так бы не думал. И почему вы никак не разберетесь? Вместо того, чтобы идти навстречу, ты и Мидсунэ постоянно делаете все назло друг другу.

— Характеры одинаковые. Ни она, ни я не сдадимся первыми. А теперь все еще хуже… Я испортил даже то, что было и так ужасно.

— Ей просто нужно остыть. Постарайся больше не делать глупостей, братишка.

Сэйя печально кивнул. Они крепко обнялись.

— Отдыхай, на ночь пойдем уже в номер. Поблагодари Рэна, он едва не погиб, вытаскивая тебя.

Сэйя снова молча кивнул.

 Шторм утих так же быстро, как начался. Выглянуло вечернее солнце, и все снова вернулось, как было. Люди отправились на пляж, забыв о происшедшем.

Рэн сидел на берегу и смотрел на океан. Он искрился миллиардами солнечных бликов, водная гладь была спокойна, а прохладный ветер неспешно качал верхушки деревьев. Вокруг не было никого, только лодки стучали бортами друг о друга, покачиваясь на волнах.

Сзади послышались шаги, Рэн обернулся. Это была Неюки.

 — Я подумала, что ты будешь здесь. Не помешала?

— Нет, конечно. Как Сэйя?

— Уже нормально, скоро перейдет обратно в домик. Как ты себя чувствуешь?

— Я в порядке, просто воды наглотался. Твой кузен всегда такой…

— … непредсказуемый? Бывает. Хотя, конечно, такого еще не было. – Голос Неюки звучал как-то странно. Рэн внимательно посмотрел на нее:

— С тобою все хорошо?

— Нет… — Щеки девушки пылали, а в глазах стояли слезы. Она смотрела себе под ноги и нервно теребила край майки. Рэн поднялся с песка и подошел к ней. – Когда вы были там в воде, я… Так испугалась! Я не боялась так, даже когда впервые увидела тенькана…

 Рэн не понимал, к чему она это говорит, но заметил, что плечи красавицы подрагивают.

— Все обошлось. Думаю, что теперь Хошино будет причинять вам меньше хлопот… — Он не договорил, потому  что Неюки начала всхлипывать. – Ты чего? Все ведь уже хорошо?

Но вместо ответа Неюки бросилась к нему и крепко прижалась, вцепившись в рубашку и плача навзрыд. Рэн залился краской и боялся пошевелиться:

— Кийодо…

Но Неюки только плакала, сильнее сжимая в кулачках уже мокрую от слез рубашку юноши. Собрав остатки спокойствия, он коснулся ее плеч, которые непрерывно вздрагивали. Конечно, она очень испугалась… Глупая… Кимицунэ стал гладить ее по волосам, а потом нерешительно обнял, и так и стоял, не двигаясь, пока Неюки не успокоилась.

 

Остаток недели пролетел быстро. Вечер перед отъездом был полон музыки и веселья, игр, конкурсов, организаторами которых были директор «Ямасита» и мистер Мияки, устроивший отличную прощальную вечеринку для своих подопечных.

Утром перед самым отъездом весь класс сфотографировался на фоне основного здания комплекса.

Автобусы тронулись, увозя вместе с собою яркие впечатления, радостные и тревожные воспоминания и что-то новое, хрупкое, что едва только стало зарождаться на пустынном берегу моря…

Поделитесь тем, что понравилось!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором