Тайна ученицы Сэтару
Боевой ангел Аи

История 5. Тайна ученицы Сэтару

Всю дорогу Неюки то теряла сознание, то снова приходила в себя. Хвала небу, рана стала меньше кровоточить… Рэн, тем не менее, был возмущен. Она едва не погибла, безрассудно бросившись на тенькана в одиночку. Что эта дурочка хотела доказать? Рики тоже еле выжил, а она израсходовала на его исцеление все свои силы. Глупая самонадеянная девчонка! Временами он почти ненавидел ее, на что были свои весомые причины. Но все же…

Юноша посмотрел на раненную. Бледное лицо, плотно сжатые пересохшие губы… Неюки было очень плохо. Не самый легкий этап ее жизни… Рэн нахмурился и усилием воли вернул себя к мыслям о миссии и долге. Но что-то необъяснимое снова заставило Рэна посмотреть на Неюки. Ей становилось хуже. Тогда он остановился, опустился с ею на колени, придерживая пострадавшую, достал платок и промокнул лицо от капелек. Девушка очнулась.

 — Кимицунэ… Я могу сама…

 — Я в этом не сомневаюсь. Но так как Хранитель не посчитал необходимым излечить тебя, то до дома я о тебе позабочусь. Это мой долг.

 — За что ты так ненавидишь меня? – прямо спросила Неюки.

Рэн отвернулся.

 — Это не так. Но хорошо относиться к тому, кто разрушил печать, созданную сильнейшей магией, я тоже не могу. Это слишком большая цена.

 — О чем ты? – испуганно спросила девушка.

 — Все, закроем эту тему, я не хочу говорить.

Неюки хотела что-то сказать, но сознание вновь от нее ускользнуло и она обмякла. Рэн снова поднял ее и продолжил путь.

К счастью, окно ее комнаты было открыто. Он с огромным трудом почти неслышно перенес ее на кровать и исчез.

Девушка очнулась от пронизывающей боли, которая от плеча растекалась по всей руке. Ей стало очень-очень страшно. Последним усилием она сжала в ладони талисман, закрыла глаза. Неюки снова понимала, что теряет сознание, но чьи-то заботливые руки коснулись ее волос.

  — Мама? Это ты? Я просто…

 — Ничего не говори, все скоро закончится.

Девушка обернулась и увидела перед собою Хранителя. Золотистые глаза ласково смотрели на нее, а сияние ауры излучало тепло и покой.

 — Хранитель… — измученно улыбнулась она.

 — Рэн не прав. Я бы никогда не оставил вас в беде. Никого.

 — Это ничего. Главное – мы справились. До утра мне станет лучше…

 — Нет необходимости ждать, сейчас все закончится.

Хранитель приблизился к девушке. У Неюки перехватило дыхание от смущения и волнения. Дух был близко… Она кожей чувствовала его тепло. Это было так странно… Девушка не знала, что сейчас произойдет, но все мысли были лишь о том, что его губы безумно… недопустимо близко к ее губам. Хранитель улыбнулся:

 — Что не так?

Белокурая красавица перевела дыхание и, сглотнув, прошептала:

 — Ничего… Я все еще не могу привыкнуть…

 — Я видел сотворение мира. Богиня Аматэрасу  появилась тогда, когда мне по земным меркам было более пятидесяти тысяч лет. Зло всегда было сильно, но я видел, как оно становилось сильнее за счет тех ошибок, которые допускали разные миры и цивилизации во все времена. Их теперь намного больше. Потому смысл моего существования – это неустанная забота обо всем живом, чистом, добром, светлом. Я всегда буду там, где еще теплится вера и надежда.

Неюки стало безумно стыдно за мысли, которые только что наполняли ее очаровательную головку. Конечно. Что за глупости!

 — Позволь мне позаботиться о ране? Закрой глаза.

Девушка беспрекословно послушалась.

 — Думай о силе талисмана.

Кийодо вспомнила, как чувствовала себя, когда превращалась. Хранитель взял ее за плечи и прислонился лбом к ее лбу. Аура стала пульсировать сиянием, а по венам растекалось целительное тепло. Рана стала быстро затягиваться и исчезла. Неюки открыла глаза и поражено посмотрела на Духа.

 — Ну вот и все, — улыбнулся он. – Отдыхай. Опасность миновала.

 — Хранитель… У меня так много вопросов. После этих событий мне страшно каждую минуту. Сначала Сэйя, потом Рики… Я так надеялась, что смогу уберечь моих близких! Но…

 — Жертв уже более трехсот.

У девушки от ужаса перехватило дыхание.

 — Это все я виновата. Если бы знать… А мы ничего не умеем, нам просто везет! Рэн правильно сказал! Он такой…. Он все знает! Но Рэн не будет меня учить, он ненавидит…Всех…  А мне без него не справиться.

 — С этим ничего не поделать. Думай о том, чтобы скорее овладеть силой в полной мере. Это придет. Я не могу защитить всех. В этом мире я не всесилен. А разломанная печать делает меня еще более уязвимым. Вся надежда только на вас. Будь начеку. Прислушивайся  своим внутренним ощущениям.

 — Как Сирил?

 -Да. Она доверилась своим возможностям и открыла новые способности. Когда девушки сливаются духом со своими талисманами, то перестают быть собой. Они полностью воплощают ту силу, которая спрятана в амулетах. Сегодня это были не Сеичи и Сирил. Ты видела Огонь и Металл в их божественном облике. Это чистая энергия, чистая сила. Ты тоже сможешь обрести такую мощь, ведь Аи – это дух, ангел, символ всепоглощающей любви к миру. Ко всему живому, это начало, энергия жизни. Все в мире идет от любви. Творящее начало. Риэ – это мудрость, справедливость, защита, это осознание необходимости, способность даже убить из любви.

 — Страшно такое слышать. Но  я понимаю, о чем ты говоришь. Я остаюсь собою!

 — В тебе есть все, о чем я говорил, потому талисману не нужно многократно усиливать твои способности. Как и у твоих подруг. Я не хотел вмешивать их во все это. Такая жизнь – не для них. Но другого выбора нет. И я молюсь о том, чтобы все скорее завершилось. Ну, а пока хватит разговоров, тебе нужно восстанавливаться. Засыпай.

Он коснулся лба девушки и она мгновенно погрузилась в глубокий долгожданный сон. Хранитель несколько мгновений смотрел на нее, а потом обернулся, посмотрев на приоткрытую дверь.

 — Мы снова чем-то жертвуем… Теперь все зависит только от твоей дочери. Не правда ли, это не простое совпадение, Кимико?

Женщина вздрогнула, потом вздохнула и не спеша вошла в комнату.

 — Да, это так, мой господин…

Кимико низко поклонилась, потом подошла кровати:

 — Разве у нее был выбор? – Женщина с нежностью повела по щеке девочки, не скрывая боли во взгляде.

  — Ты же знаешь ответ.

 — Да, но с момента ее рождения я надеялась, что эта участь обойдет ее.

 — Я не оставлю ее. Пока буду нужен.

 — Стихиям не легче. А второй Ученик обрел силу?

 — Пока еще нет.

 — Бедный мальчик, боль убивает его…

 — Теперь все будет хорошо, — улыбнулся Дух.

Женщина с изумлением посмотрела на него:

 — Он рядом?

 — Он совсем близко!

 — Значит есть надежда?! Значит они справятся?

 — Все не так просто. Ненависть и память причиняют ему еще больше страданий, чем Сила, которая не может вырваться наружу.

 — Ах, бедный мальчик….

 — Вера, Ученица. Вера даст силы. Прощай.

 — Прощай, мой господин. Для меня было великим счастьем снова увидеться с тобою…

Хранитель исчез. Кимико поправила одеяло, еще раз посмотрела на Неюки и вышла из комнаты. В их спальне было тихо, Ямато давно спал. Женщина погасила ночник и скользнула в залитый лунным светом сад. Там она опустилась на колени у старой сосны и закрыла глаза. Через несколько секунд маленькие камешки вокруг нее слегка задрожали, потом все успокоилось. Астральная проекция Кимико предстала в храме Рёандзи.

 — Приветствую тебя, Учитель!

Мужчина вздрогнул и быстро встал с циновки:

 — Ученица Сэтару?!

 — Да, Учитель…

 — Тебе нельзя здесь появляться, это запрещено.

 — Мы не виделись много лет, Учитель…

 — Да. Совет запретил…

 — Я помню. Со мною говорил Хранитель.

Глаза Джи Хо Юэна широко раскрылись:

 — Деяния Совета непостижимы умом смертных…

 — Совет здесь не при чем. Он привел меня к тебе.

Учитель вздохнул, потом снова уселся на циновку, жестом приглашая сесть женщину напротив.

 — Если так, тогда я знаю, зачем ты здесь.

 — Что мне делать?

 — Ты о девочке?

 — Да, я помню пророчество, каждую букву…

 — Ты была хорошей ученицей, возможно лучшей. Дар, которым ты все еще владеешь, мне больше ни у кого не встречался. Хорошо, что он с тобою.

—  А я жалею. Я люблю Ямато так же, как и в тот день. Только ради этого я оставила Путь и храм. Ты лучше всех знаешь, как трудно мне было решиться.

 — Да. Мне больно было терять такую Ученицу. Ты с легкостью могла бы вознестись в высший ранг.

 — И навсегда забыть о любимом человеке и возможности воспитывать детей? Мой Дар – это наказание за счастье. Все мы должны за что-то расплачиваться. Ведь так, отец? — Пожилой мужчина вздрогнул, по щеке покатилась слеза. – Ты смог отказаться от всего. Даже от меня, когда я приняла решение остаться обычной женщиной с нормальной семьей.

 — Тебе незачем  вонзать мне нож в эту рану. Она никогда не заживет. Никогда. До конца моих дней я буду страдать.  – Он отвернулся. – Страшно видеть, что мир полон демонами, каждый из которых ищет все новые души, и среди них могут быть твои самые близкие, родные люди. И бездействовать.

 — Я не виню тебя. Все предрешено. Я простила тебя, отец…

 — Твоя сила снова нужна, Кимико.

 — Я молилась, чтобы этого никогда не произошло. И все же именно моя дочь… Как было сказано в пророчестве.

 — Кто второй, Риэ?

 — Сын Кимицунэ, Рэн.

 — Не может быть! А его отец, он здесь?!

 — Нет. Я видел Хироюки перед отъездом. Он достойно воспитал сына и научил всему, что умел сам, провел обряд посвящения. Но ты знаешь, Риэ без Аи не бывать.

Женщина грустно вздохнула:

 — Ах, как же прочна эта нить. Сначала я и Хироюки, теперь Неюки и Рэн… Где он?

 — Близко. Он учится в одном классе с твоей дочерью.

 — Так вот что значит «близко»… — сказала Кимико, вспоминая слова Хранителя.

 — Известие о печати и Хозяине его возмутило. Трудно им будет. Он слишком своенравный…

 — Как и его отец. Потому у нас ничего и не получилось.

 — Я очень хотел. Слияние ваших Сил стало бы выдающимся событием… Молодой ученик хорошо владеет оружием, он копия своего отца. И потому я сам возьмусь быть его наставником.

 — А я ничем не могу помочь дочери. Если она узнает, то никогда не простит меня. Я не могу потерять ее!

 — Будь с ней, помни, чем ты владеешь… А теперь прощай…

Кимико очнулась, но подождала еще несколько минут, приходя в чувство. Потом вернулась в  дом.

Джи Хо Юэн еще долго думал об этой встрече. Слишком много мучительных воспоминаний, которые не смогла бы стереть даже самая сильная магия. Он так и не видел внучки, потому так сильно привязался к Рэну. Пустоту в душе не заполнишь, как ни старайся.

Поделитесь тем, что понравилось!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором