История 4. Цена гнева
Боевой ангел Аи

История 4. Цена гнева

О нашедшемся учителе и учениках еще долго говорил весь город. Такого не случалось, чтобы люди пропадали без вести, а потом без повреждений находились у дверей больницы, не помня, что с  ними было. Все  возвращалось на свои места, люди успокоились лишь когда полиция официально заявила, что беспокоиться не о чем, а по этому делу начато масштабное расследование.

Рэн шел в класс с невеселыми мыслями. «Боль немного стихла… Хотя бы временное облегчение. Это потому, что я вчера убил ту злобную тварь. Несомненно! Это я его убил, значит с каждым уничтоженным теньканом мне будет легче и боль в конце концов отступит, а я стану Риэ… Почему же что-то внутри меня словно натыкается каждый раз на невидимую стену?». В этот момент к нему подбежала веселая и жизнерадостная Неюки. Она легонько коснулась его плеча сзади. Рэн от неожиданности отскочил в сторону. Девушка и сама испугалась такой реакции:

 — Ой, прости, Кимицунэ! Я вовсе не хотела тебя напугать! Извини меня!

 — Я не испугался, просто задумался, а ты подошла очень тихо.

 — О чем задумался? – Неюки спросила обычным тоном, но увидела лицо Рэна и, запнувшись, поникла.

 — О том, с чем я столкнулся.

 — Да… Кимицунэ, я хотела поблагодарить тебя за помощь тогда. Без тебя ничего бы не было! Мы бы не справились.

 — А почему ты полагаешь, что вы СПРАВИЛИСЬ?! – холодно ответил он.

 — Я… — Неюки с трудом понимала его и не знала, что сказать на этот выпад.

 — Вам просто повезло, — продолжал гневно Рэн. – Ты и твои подруги чуть не погубили жизнь ни в чем не повинных людей и подвергли риску не только вообще всех, но и миссию Света! Ты ЭТО понимаешь? – Рэн с большим трудом сдерживал себя. От злости голова запульсировала невыносимой болью и юноша остановился, пытаясь незаметно перевести дыхание. Неюки встревожено поспешила к нему:

 — Что случилось, тебе плохо?!

 — Нет. Все отлично.

 Неюки заглянула ему в лицо:

 — Голова болит снова?

Рэн вздрогнул:

 — Что ты сказала?

Девушка испуганно исправилась:

 — Мне… показалось, что у тебя внезапно закружилась голова.

 — Так и было… — Рэн выпрямился. – Урок начинается.

Он зашагал вперед. Неюки не стала его догонять, пошла чуть позади. «Да… Трудно будет сделать так, чтобы он спокойно воспринимал мое присутствие… О, Хранитель! Помоги мне…»

 Ручка в руке дрожала и не хотела слушаться. Очередной скомканный листок исписанной бумаги полетел в мусорную корзину. «Нет, я не могу этого сделать. Какой стыд… Нет!». Мин посмотрела на кучу бумажек, заполнившую корзину до краев. И снова чистый листок лег на стол. «Как я решусь открыться ему? Как напишу? А если он лишь посмеется надо мною? Нет, Рики не такой… Но что хуже, смех или его снисходительность и жалость… Боже, как трудно… Но другого пути узнать нет».

Рики!

Я долго молчала о своих чувствах к тебе, но больше у меня нет сил. Мысли путаются, рука дрожит, и все же я начинаю это письмо для того, чтобы наконец все прояснить.

С моей стороны это совершенно недопустимый поступок. Ты, возможно, не захочешь меня знать, возможно посмеешься, это твое право. Но жить в иллюзиях и только представлять, что ты ко мне чувствуешь, тоже невозможно. И я с волнением, с надеждой пишу тебе.

Я давно тебя люблю. Это чувство тихое и робкое, но от этого не менее сильное. Я готова отдать за тебя жизнь, если только это будет необходимо. Мы знакомы с детства, ты знаешь, что это не просто слова.

Если не любишь – сделай вид, что не читал это письмо. Но если ты понял меня и чувствуешь то же – не говори ничего, просто подойди и поцелуй меня… Я буду ждать…

 

Мин.

 

Девушка еще раз перечитала письмо, покраснела, перевела дыхание, закрыв глаза, немного успокоилась и запечатала письмо, наклеив маленькое сердечко на уголок конверта. Потом положила его в пакет вместе с нотами, чтобы тайно подсунуть его в личный шкафчик Рики в спортзале. Мин посмотрела на часы и поспешила на репетицию хора. Дорога оказалась перекрыта, а ехать с пересадками было намного дольше. Но времени на выбор уже не оставалось. Выскочив из автобуса, она побежала в школу. Девушка почти достигла ступеней, но споткнулась и полетела вперед. За несколько сантиметров от земли чьи-то сильные руки поймали ее. Мин, которая уже готовилась залечивать содранные колени, подняла глаза на своего спасителя. Это был Рики! Девушка вспыхнула от смущения и поспешила встать.

  — Извини! Спасибо, что поймал меня! – Мин расправила складки платья, глядя себе под ноги. Пакет с нотами был полностью разорван и бумаги рассыпались по земле.

 — Пустяки, — улыбнулся парень. – Но тебе лучше быть осторожнее.

Он присел на корточки и стал помогать собирать листы. Подняв последний, он увидел конверт.

— Осуги, откуда у тебя любовное письмо?

Мин вздрогнула и не знала, что сказать.

 — Я… Это…

 — До Дня Валентина еще далеко. Чье оно?

 — Я… Оно не мое.

 — Не твое? – снова улыбнулся Рики.

 — Я не могу тебе сказать, я пообещала одному человеку. Мне… Меня просто попросили его передать, больше ничего.

 — Уж не мой ли братец решился признаться в любви Мидсунэ? – Юноша на мгновение задумался, но быстро очнулся и сказал: — Извини… Извини, это не мое дело, конечно. К тому же я считаю, что любовные письма – самая глупая затея.

 

 Мин вздрогнула и посмотрела на Рики:

 — Как любовь может быть глупой???

 — Не любовь, а страх. Письмо – это признак нерешительности и страха. Если человек любит, то как бы тяжело это ни было, – нужно признаться лично и сказать в глаза о своих чувствах. Бумага не может передать всю значимость момента. Только глаза в глаза. Ну вот, теперь все в порядке. И будь осторожней, не стоит так спешить.

Рики попрощался и ушел. Мин стояла и смотрела на письмо в своих руках. «Хорошо, что все так случилось. Значит, вот как он думает. Что ж… Он прав. Я действительно трусиха.  На такую Рики и не посмотрит. Не стоит так спешить…».

  Девушка порвала письмо на мельчайшие кусочки и выбросила в мусорный бак.

Рики направлялся к спортплощадке, где уже начала собираться его команда.

 — Добрый день, тренер!

 — А, Хошино! Добрый, добрый. Ты опоздал немного. Ну ничего, иди переодеваться, начинаем через 5 минут.

Рики пошел в раздевалку, где его ждали друзья. Он со всеми поздоровался, но только сейчас заметил незнакомца. Парень посмотрел на него, а потом спросил у Таданобу:

 — Кто это?

 — А, этот… Наш новенький. Прибыл в команду, никто о нем ничего не знает. Зовут Ясуда  Мамору. Человек он специфический, но мячом владеет, как бог.

  — Это и все?

 — Скрытный он. Смотри на всех, как хищник. Неразговорчивый. Да и выпить не прочь.

 — Что???

 — Тише ты. Не наше это дело. С его талантом он сможет вывести команду на новый уровень. А чем он занимается в свободное время – не должно нас беспокоить.

 — Да-а… – Рики невесело посмотрел в сторону Мамору. Вид у новичка был не очень опрятным. Осветленные желтые волосы очень взлохмачены, а на плече виднелась татуировка в виде черного дракона. «Надеюсь, что на тренировки и футбол его исправят», — подумал Рики и вышел из раздевалки. Глаза дракона сверкнули металлическим блеском.

 Занятие началось с распределения позиций. После первого раза стало заметно, насколько хорошо новенький владеет мячом, поэтому, проследив за слабыми местами каждого из игроков, тренер остановился и сказал:

 — Поступим следующим образом: каждого недостаточно сильного игрока я поставлю в пару к более успешному, который и выступит в роли наставника. Теперь разделимся по два. Ямаити — Ките, Хирокава – Хосодо, …, Ясуда – Хошино.

Рики это обескуражило. Он был в команде 3 года, но наставником стал Ясуда. Спорить с решением тренера он, разумеется, не стал, но не мог сдержать недовольство. Мамору подошел к нему и фамильярно похлопал по плечу. Рики немного отстранился.

 — Думаю, мы сработаемся, да?

 — Посмотрим,  — ответил Хошино.

Занятия прошли бурно и напряженно. Близился районный чемпионат, поэтому подготовка требовала от игроков полной отдачи.

 — На сегодня достаточно, — сказал тренер, собирая мячи в  сетку. – Жду вас в пятницу в то же время.

 — До пятницы, тренер.

Парни отправились в раздевалку, настроение было просто отличное.

 — Сегодня все прошло очень хорошо, да, ребята?

 — Нам еще многое предстоит. Но мы не подведем!

 — И усталость будет приятной, — улыбнулся Рики.

 — Усталость не может быть приятной. Ее нужно снимать.

После этих слов все обернулись к Мамору. Он закручивал крышку бутылки, в которой явно плескалось что-то крепкое.

 — Что это??? – У ребят просто глаза округлились от подобной выходки.

 — Бальзам для моих уставших мышц, — ответил Мамору, пряча бутылку в рюкзак.

 — Здесь нельзя, ты что, не читал правил?! – возмутился Рики.

 — Спокойней, проповедник. Воскресенье еще не пришло, — ухмыльнулся новенький. На качестве моей игры это никак не отразится, а после тренировки мы все отдыхаем.

 — Но не таким способом. У спортсмена должен быть сильный разум, а не только сильное тело, отличная координация и логика, он должен вести здоровый образ жизни без вредных привычек. И эти правила мы соблюдаем беспрекословно! – возразил Хирогава.  

 — Перестаньте! – сказал Рики, потом обернулся к Ясуде. – Мы долго находимся в этом составе. Это сильный и дружный коллектив со своими принципами и мнением. Мы добились хороших результатов и не собираемся их терять из-за тебя. Соблюдай правила. Большего от тебя не требуется.

 — Бла-бла-бла и тому подобное… Ладно, проехали. Что я делаю вне команды – вас не касается. Об остальном не беспокойтесь.

Ребята хмуро посмотрели на новичка, но Хирогава сказал:

 — Договорились.

Когда все почти разошлись и Рики достал ключи, чтобы запереть зал и раздевалку, к нему подошел Мамору.

 — Не нервничай. Я не подведу. Дал слово — я сдержу его.

— Зачем ты это делаешь?

 — Я что, один?

 — То есть?

 — Ты никогда не расслабляешься?

 — Почему же…

 — Вот видишь! И как ты отрываешься?

 — Извини, что делаю? – Рики не сразу понял лексикон.

 — Ну, отрываешься, кайфуешь?

 — ???

 — Развлекаешься, отдыхаешь…

 — Ну… Читаю, играю в футбол с друзьями, гуляю, иногда хожу на дискотеки.

 — Вот! И тебе не чуждо ничто человеческое! Ты не безнадежен. Пойдем со мною в клуб?

 — Нет, не могу. До окончания чемпионата я не имею права расслабляться. Потом трудно снова включаться в ритм.

 — Почему? Потанцевали бы, расслабились, девочек угостили. Кстати, у тебя есть кто?

Рики вспыхнул, но стался внешне невозмутимым.

 — Я не пойду с тобой. Думаю, что у нас слишком разные представления об отдыхе.

 — Ну, как знаешь. Если что – присоединяйся, будет жарко!

 — До свидания, Ясуда.

 — Зови меня просто, Мамору.

На часах была половина второго ночи. Зазвонил мобильный Рики. Юноша с трудом нащупал на столике телефон и принял звонок.

 — Хошино слушает.

 — Ба! Привет, мой друг! Это… т…т…т…ты?

 — Кто это? Ясуда? Ты в своем уме звонить мне в такое время? Откуда ты знаешь мой номер?

 — Да…Я… 

 — Ты пьян?!

 — Ну… Я просто…

 — Ты смотрел на часы? Что тебе нужно?!

 — Слушай… Можешь приехать… За мной?

 — Ты точно сошел с ума от алкоголя. Куда я за тобою поеду в такое-то время?

 — В клуб… Адрес я скажу…

 — Я никуда не поеду! И с чего ты вообще взял, что я…

Рики перебили:

 — Мне… очень плохо… У меня больше не к кому обратиться… Приезжай в «Золотой дракон». Скорее, иначе я…

Связь оборвалась короткими гудками. Возмущение парня сменилось озадаченностью и тревогой. Рики выключил телефон и свет, лег на подушку. Потом нервно выдохнул, включил свет, посмотрел на часы, встал, оделся и вышел на улицу. «И чего этому Мамору дома не сидится?», — подумал юноша и зашагал по аллее.

До клуба было мнут 30. Рики знал это место, т.к. пару раз вытаскивал оттуда Сэйю, когда тот выступал в «Золотом драконе» вместе с группой. Охранники у входа помнили Рики, поэтому без проблем пропустили. В помещении оглушительно гремела музыка, от дыма резало глаза, а нетрезвые компании восседали за столиками. В этой толпа Хошино еле-еле смог отыскать Мамору, который развалился на диване, обнимая двух девушек и потягивая кальян, смеялся и по очереди целовал каждую из них.

Рики был вне себя от ярости:

 — Ясуда, в чем дело?!

—  О! Так ты все же приехал? – спросил парень совершенно трезвым голосом.

 — Я спрошу еще раз. В чем дело?! Я просыпаюсь от твоего звонка, выслушиваю полный бред, встаю и мчусь в самое мерзкое место в городе для того, чтобы посмотреть на ЭТО?

—  Ну что ты! Как еще я могу пригласить тебя сюда, чтобы ты действительно пришел? А насчет того… Мне правда было очень плохо, пока меня не вылечили вот эти две прекрасные медсестры. – С этими словами он прижал двух красавиц еще ближе, они рассмеялись.

 — Ну знаешь! Это перешло все границы!

Глаза Мамору мгновенно протрезвели, стали темными. Он встал с дивана и вплотную подошел к Рики.

 — Ну и что? Ты хочешь мне что-то сказать? Не держи свой гнев, выпусти его наружу, а то так и будешь всю жизнь слабаком, которого может уделать любой новичок!

 — Не вынуждай меня, Ясуда… — прошипел Рики, сжимая кулаки.

Мамору стал еще ближе и прошептал:

 — Слабак. Как я и думал.

Этого унижения Рики не смог простить и с размаху ударил наглеца. От такого удара другой бы отлетел в сторону, но Мамору только ухмыльнулся, сплюнул кровь и повернулся к парню.

 — Прекрасно.

 С этими словами он выбросил ладонь в направлении танцпола и все замерли в тех же позах. Потом поднял голову, посмотрел на Хошино бездонными черными глазами без зрачков. Рики в ужасе отшатнулся. Тенькан медленно поднялся в воздух, собирая в ладонях черный энергетический шар.

 — Кто ты? – только и смог прошептать окаменевший от ужаса Рики.

 — Тот, кто принесет твою душу Хозяину! – ответила тварь и метнула в сторону юноши шар. Рики успел увернуться и побежал к выходу. Тенькан оскалился:

 — Поиграем в «кошки-мышки»? Ну что ж, так будет забавней… — В руке начала расти новая сфера. Рики бросился бежать. Мгновение – и шар достиг своей цели. Еле живой юноша полетел на асфальт. Время остановилось, прохожие не двигались. Ждать спасения было неоткуда. Тенькан поплыл в воздухе к дверному проему.

В этот миг медальоны дали знак. Друзья точно знали, куда им спешить.

 — Что-то опять происходит! – крикнула Сеичи набегу. – Сирил, Неюки, быстрее!

 — Как же остальные?

 — Нет времени, мы должны справиться сами. Где Кимицунэ?

 — Уверена, он скоро появится.

Приближаясь к клубу, девушки увидели, что происходит невероятное. На перекрестке их уже ждал Рэн.

 — Вы знаете, где источник?

 — Я чувствую, что это совсем близко!

 — Поспешим.

Первым, что они увидели, выбежав за поворот, был еле стоящий на ногах Рики. А после появился и тенькан, готовящийся к новой атаке.

 — Не смей!

Тварь с шипением раскаленной сковороды резко обернулась к друзьям. Он явно никак не ожидал, что магия подействовала не на всех. Рэн решил отвлечь его, пока подруги перевоплощались. Меч сам прыгнул ему в руки и сияющее лезвие провело черту на пути исчадия тьмы.

Стихии выстроились за спиной Рэна, готовясь ударить в любой момент. Первый выпад – мимо, снова – тенькан растворился в воздухе. Друзья настороженно осматривались вокруг, стараясь почувствовать приближение врага.

Внезапно Сирил крикнула:

 — Берегитесь! – Властительница Стихии инстинктивно закрылась рукой. Возник огромный золотистый искрящийся щит, который куполом накрыл всех друзей. И это было как никогда вовремя! В ту же секунду неизвестно откуда на них обрушился шквал черных извивающихся молний.

 — Огонь и Металл, позаботьтесь о Рики, а мы сразим тварь, — сказал Рэн, готовясь вместе с Аи выбраться из-под щита.

 — Понятно. Вы готовы?

 — Да, уменьшай.

Аи и Рэн, сжимая Мечи, ринулись на тенькана. Первая молния полетела в Рэна. Он кувырком откатился в сторону и отразил ее клинком. Молния с корнем вывернула фонарный столб позади тенькана. Тот взвыл и снова атаковал, теперь уже Аи, которая воспользовалась моментом и бросилась на демона. Светящийся меч божественного сияния срубил ему голову, но крыло пострадало, девушку отбросило на дорогу. Рэн побежал к ней:

 — Ты ранена?

 — Кажется, да…

 — Твое крыло…

 — Ничего… Мне нужно к Рики. Он очень страдает!

Неюки поднялась на ноги, а Рэн помог ей дойти до брата.

 — Снова страдают мои близкие! Почему … — прошептала девушка.

Она села возле Рики и заплакала. Крылья укрыли их обоих, а когда исчезли, то все ошеломленно выдохнули: на парне не было ни царапинки, словно ничего не произошло. Кимицунэ молчал.

 — Где я? Что произошло? Почему вы все здесь?

 — Ничего, ничего не произошло. Что ты помнишь?

 — Я помню, что Ясуда позвонил мне и умолял приехать сюда, я приехал… А потом – ничего, провал.

 — Люди из клуба говорят, что вы с ним подрались после долгого спора, он ударил тебя, ты потерял сознание, а этот мерзавец просто удрал.

— Дрались? Не помню… Но голова болит, хотя шишки нет. Наверное, так и было. Не понимаю… Что-то мне снова нехорошо… — успел сказать юноша и потерял сознание.

— Ничего, он скоро очнется. Отвезите его домой. Куратэ, Мидсунэ, сможете доставить Хошино на такси?

— Да, но время ведь стоит…

— Ты должна это исправить, — сказал Рэн, обращаясь к Неюки.

— Но как?

— Приложи амулет к тому месту, откуда все началось – к стене.

Неюки послушалась. Едва она прикоснулась им к стене – камню стали разбегаться светящиеся прожилки. Люди ожили и продолжили движение в том же направлении, ничего не заметив. Неюки недоумевала:

— Откуда ты знал?

— Печать может очень многое. В том числе лечить и восстанавливать нарушенное равновесие времени и пространства.

 — Поразительно! И я так многого не знаю…

Неюки зажмурилась от сильной боли:

 — Пойдем отсюда, пока никто ничего не заподозрил.

Сеичи и Сирил уехали с Рики, а Неюки, пройдя несколько шагов, пошатнулась. Рэн вовремя оказался рядом. Лично она была ему глубоко безразлична. Но Кийодо имела неоспоримо важное значение для всей миссии…

Кимицунэ похлопал ее по щекам, Неюки очнулась, но взгляд был затуманен от боли, потери крови и черной Силы, оставшейся в ране. Говорить девушке было чрезвычайно трудно.

 — Со мной все будет хорошо. Нет причин… — Она снова закрыла глаза. Юноша закинул ее здоровую руку себе на плечо и поддержал.

 — Не разговаривай. Только сил больше потеряешь. – Рэн прошел с ней так еще несколько метров, но понял, что идти раненная не может. Он подхватил ее на руки и зашагал вперед.

Поделитесь тем, что понравилось!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором