Последний приспешник
Боевой ангел Аи

История 12. Последний приспешник

Мин отказывалась верить услышанному. Худшего не могло быть! Но высказать мнение или возмущение она не имела права, а только тихо слушала, незаметно вытирая катящиеся слезы. Вежливо попрощавшись с мамой и с каменным лицом дойдя до входной двери, девушка что есть духу побежала в парк. Увидев издалека сидящего на скамейке Рики, она остановилась, думая, как начать этот ужасный разговор.

Почувствовав ее присутствие, Рики обернулся. Еще по голосу во время звонка он понял, что что-то случилось. Серьезный и взволнованный, он ждал ее слов. Но едва встретившись с ним взглядом, Мин расплакалась и бросилась ему на шею.

— Что произошло? Все живы? Это снова ваши чары? Что с тобой?!

— Все намного хуже! – Она судорожно сжала его ладонь. – Послушай… Ты знаешь, как давно и сильно я тебя люблю, ты знаешь, что если бы я могла, то сделала бы все, чтобы быть с тобой…

— К чему эти слова?! Ты… бросаешь меня?

— Любимый… Все не так просто… Дело в том, что я уезжаю. Навсегда.

У юноши подкосились колени и он с трудом присел.

— Как… Зачем? Тебе со мною плохо?

— Что ты говоришь… Я готова за тебя отдать жизнь! Но сегодня, сейчас родители мне сказали, что их переводят по работе и мы переезжаем в Пекин! Я не могла им сказать, почему я хочу остаться… Знаю, мне давно следовало начать с ними этот разговор, но я волнуюсь и боюсь. Ты же знаешь, как они меня опекают. И узнав, что мы с тобой…

— Я все понимаю. Ты не могла поступить иначе. Но пойми… сейчас я не знаю, как мне жить дальше. Когда тебя не будет рядом, когда я не смогу обнять тебя, видеть тебя, говорить, когда захочу. Что у нас останется? Интернет? Письма, звонки…

— Тогда я скажу им все. И будь, что будет! Они должны знать! Они…

— Нет, — оборвал ее речь парень. – Все должно двигаться постепенно. Я боюсь, что они разозлятся и запретят нам общаться вообще. Что тогда? Ты должна молчать. Пока что… Лишь пообещай мне, что ты…

 — Я буду верна. Здесь, каждую минуту, ты будешь знать, что я с тобой, я твоя! Все образуется! Мы будем видеться! Как только родители устроятся на месте, я упрошу их отпустить меня к тебе!

Обоим казалось, будто они прощаются навсегда. Мин даже не сможет потанцевать на выпускном балу со своим любимым… В последний раз…

Наступил день отъезда. Девочки ревели и обнимали подругу, Сэйя сумрачно посматривал на всех, стоя в стороне, внутренне осуждая Мин за нерешительность. Если бы она призналась родителям, что любит его брата – все сложилось бы иначе. Хошино слишком хорошо было известно, сколько мучений приносит недосказанность и нерешительность. Не выдержав всей этой суеты, он развернулся и зашагал прочь из зала ожидания аэропорта.

Среди всех друзей, глазами девушка искала лишь одного… И сердце разрывалось на части, ведь проводить ее Рики не пришел. Но, возможно, так было лучше. Прощаться с ним, видеть его так близко и не иметь возможности обнять, поцеловать и сказать, как сильно она любит, как будет ждать новой встречи, было бы худшим мучением, чем сейчас. И все же он не пришел.

Господин и госпожа Осуги попрощались с ребятами и напомнили дочери, что время идти на посадку. Мин смотрела на выход, где только что скрылись из вида ее друзья и все еще слышала звук их шагов в опустевшем зале. 

— Господин Осуги! – раздался голос позади нее. Девушка вздрогнула и обернулась.

В белоснежной рубашке, с длинной розой чайного цвета, между нею и родителями стоял Рики.

— Хошино, это ты. Давно не видел тебя, — улыбнулся господин Осуги. – Жаль, что ты опоздал, нам пора идти в самолет. Но все равно, спасибо, что пришел проводить.

 — Господин, — юноша низко поклонился. – Я пришел не за этим.

Мужчина остановился, переглянулся с женой и удивленно уставился на молодого человека.

— Господин, я с глубоким уважением и почтением пришел к Вам. Я… люблю Вашу дочь и прошу ее руки!

Повисла тишина. Мин замерла, мать ошеломленно смотрела то на нее, то на юношу. Наконец, отец закашлялся, оценивающе глядя на Хошино, потом поднял с пола чемодан, взял под руку жену и сказал:

 — Мин, Нам пора.

Девушка не проронив ни слова, глотая слезы, послушно последовала за ним, на прощание шепнув любимому:

 — Что же ты наделал…

 

Самолет скрылся в небе. Рики сжал розу в руке так, что шипы впились в ладонь и потекла кровь… Вот и все… Все…

Прошла неделя. Телефон и почта молчали. Он не знал, что ей написать. Оправдываться и извиняться за свой проступок? Нет. Он просто был искренним, решившись поступить честно и наконец что-то изменить в их отношениях. Написать, что любит и ждет? Она знает это, но вряд ли сейчас готова ответить взаимностью… И все равно, Рики ни на миг не жалел, что сделал этот шаг. Больше всего на свете он не терпел ложь. Хошино слишком уважал родителей Мин, чтобы просить любимую делать что-то тайно от них. Все правильно, все должно было быть так.

Очнувшись от мыслей, Рики посмотрел на мобильный. На экране высвечивалось сообщение с незнакомого номера. Открыв его, он удивленно сел на постели: «Приходите через 30 минут в аэропорт. Не опаздывайте».

Перепрыгивая ступени, он вбежал в шумный зал, обыскивая взглядом толпу. Люди спешили по своим делам, суетились и толпились, натыкаясь друг на друга. Рики стал посередине, стараясь как можно лучше выделяться на фоне остальных. Прошло двадцать минут. Посадка закончилась, помещение почти опустело. Парень еще раз окинул взглядом все вокруг, с досадой подумав, что кто-то, вероятно, разыграл его или просто ошибся номером, и сделал шаг по направлению к выходу, когда услышал:

— Уже уходишь? Прошлый раз ты опоздал на полчаса.

Затаив дыхание, он повернулся. Возле пятого терминала стоял господин Осуги, а чуть поодаль жена и Мин заполняли какие-то бумаги возле кассы.

— Вы здесь?! Но зачем?

— Чтобы вернуться. Я отказался от должности в Пекине. Она бы помешала мне готовиться.

— К чему?

— К предстоящей помолвке дочери, — с материнской нежностью улыбнулась госпожа.

— Разумеется, нам еще многое нужно узнать друг о друге, но, я думаю, для этого  будет вполне достаточно времени! – Мужчина обнял за плечи дочь. – Пойдем,  — он улыбнулся Рики. – Сегодня в нашем доме будет праздник.

 

Сэйе было скучно. Брат почти все время проводил у невесты, хотя так ее называть было еще рано. Обручение – это символический ритуал, пожениться они смогут только окончив университет и поступив на работу. Конечно, это открывало новые стороны их отношений, официальное благословение родителей для двух любящих сердец было залогом тихой, мирной, гармоничной и даже скучной жизни в ожидании будущей свадьбы. На самом деле обручение в Японии играло роль даже большую, чем собственно сама свадьба, ведь редко кому везло жениться или выходить замуж по любви, а не по договоренности родителей. А когда и то, и другое совпадали…

В группу идти репетировать не хотелось – не было вдохновения. Решив немного развеяться, черноволосый юноша отправился на каток. Почувствовать зиму среди лета было необычно и приятно, к тому же являлось отличным средством от хандры, вызванной безответной любовью. После той беседы  с Сеичи, она почти не попадалась ему на глаза или здоровалась вскользь. Мысль о том, что он окончательно ее потерял, усугублялась осознанием скорого выпускного, после которого возможностей видеться с Сеичи станет совсем мало. Одна ошибка все перечеркнула, одна заминка с самыми важными словами, не сказанными вовремя…

«Нет, нужно жить дальше. Брат выборол свое счастье, значит, и мне оно улыбнется. Я полон положительных качеств! Если все так сложилось, нужно смотреть вперед!» — подумал Хошино. Ив  подтверждение своих слов оторвал взгляд от тротуарной плитки, посмотрев перед собой. И замер в ту же секунду. Впереди шла она… Огненно-рыжие волосы, потрясающая фигура, плавная походка… В первые секунды он подумал, что это Сеичи! Но нет, разница была ощутимой. Даже в походке у этой девушки было намного больше женственности, чем у Мидсунэ.

Словно почувствовав, девушка не спеша обернулась, застав Сэйю врасплох. Он покраснел и быстро перевел взгляд на деревья, растущие вдоль дорожки парка. Девушка мелодично рассмеялась, и, остановившись, сказала что-то по-французски.

— Извините, Вы  — мне? Я не понимаю…

—  Я сказала, что Вы очаровательно смутились, но мне понравилось.

— Простите! Я не… Это… — Юноша заикался, краснея еще гуще.

— Ну вот, снова, — улыбнулась девушка  и подошла к Сэйе. Ярко-зеленые глаза лукаво смотрели из-под черных длинных ресниц прямо, без тени неудобства. – Это так мило!

— Что? – спросил юноша.

— Что вы смущаетесь, когда смотрите на меня. На моей родине прямое разглядывание девушки не считается чем-то неприличным, напротив, это знак ее привлекательности, оценка красоты. Думаю, что это касается и данного случая, верно?

Хошино молчал, не решаясь посмотреть на нее. Но потом спросил:

— На вашей родине?

— Франции, — добавила прекрасная незнакомка.

От удивления парень немного открыл рот:

— Француженка? Но вы отлично говорите по-японски, почти без акцента!

— Я часто бываю в вашей стране, и, хотя родилась в Париже, но я выросла на островах. Поэтому Япония – моя вторая родина. Пожалуйста, не называй меня на «Вы». Меня зовут Франсуаза,  — она протянула руку для знакомства.

— Хошино Сэйя,  — ответным жестом поприветствовал юноша. – Тогда,  тоже называй меня по имени, чтобы было честно.

— Отлично, Сэйя! Рада знакомству! Скажи, а куда ты направлялся, пока я тебя не отвлекла?

— На каток. Я люблю там бывать…

— Каток… Нет, я не люблю холод. Раз уж отвлекла тебя от планов, давай сходим поболтать куда-то в другое место?

— Конечно… Куда? – обрадовался Сэйя.

— Да вот, рядышком есть кафе. Как смотришь?

— Мне немного странно, что девушка приглашает меня, а  не наоборот, но я согласен.

Заняв уютное место возле окна, они непрерывно проговорили около трех часов, не заметив, как летит время. Сэйя оживал, постепенно забывая о боли неразделенной любви. Новая информация, новая встреча, новые впечатления и чувства все больше отдаляли его от Сеичи. Во Франсуазе воплотилось все, чего он так ждал от Мидсунэ: элегантность, нежность, такт, обаяние, внимание, экзотика, смелость и открытость, флирт… и красота. Роскошные рыжие волосы, которые так пленили юношу, контрастировали с изумрудным взглядом и светлой, чуть с веснушками, кожей. К концу вечера, очарованный рассказами о Европе, традициях, забавными историями из ее жизни, Сэйя думал, что всегда знал ее, что именно ее он ждал…

Через три дня он совершенно сдался. Франсуаза полностью занимала его мысли, но Сэйя был счастлив, чувствуя, что это взаимно.

Поздно вечером, возвращаясь с прогулки, девушка держала его под руку, рассказывая о своей поездке в Венецию. Хошино смотрел в ее глаза и тонул, чувствуя ее прикосновение к  своей руке. Поднявшись на две ступени, Франсуаза протянула руку спутнику:

 — Пора прощаться. Ну что ж, спокойной ночи, мой друг…

— Да… Спокойной ночи…

Юноша держал ее ладонь, но не могу найти в себе силы отпустить ее.

 — Я пойду…

— Да, иди, уже так поздно… — Он слегка прикоснулся к руке губами.

— Но, я не хочу прощаться… — Девушка притянула его ближе, и, глядя сверху вниз, положила руки на плечи Сэйе. Он шагнул на ступень выше, держа ее за талию. Франсуаза подошла еще ближе, склонилась и приникла к его губам долгим поцелуем.

 

Рики не спал, когда далеко за полночь Сэйя тихо отпер входную дверь, а закрыв ее, сел на пороге.

— С тобою все в порядке? Ты что, снова бродил где-то?

— Да… Где-то в облаках… Это было прекрасно.

Брат испуганно включил свет, но внимательно рассмотрев пришедшего, успокоился.

— Что с тобой? Ты… Влюблен?

— Да! Рики… Она меня сегодня поцеловала…

— Ничего себе!  Не ожидал от Мидсунэ…

— Франсуаза…

 — Кто?

— Мою мечту зовут Франсуаза…

С этими словами Сэйя рассказал брату обо всем, что произошло с ним за эти дни. Рики сидел в глубокой задумчивости.

— Да… Конечно, мне все это не нравится. Даже не потому, что ты перестал бороться за Сеичи, а  потому, что так быстро нашел другую. Хотя, я понимаю тебя. Любовь к ней не принесла тебе ничего кроме разочарования и боли. До этого момента я боялся за тебя. Но, я  и сейчас боюсь. Будь осторожен, братик. Что быстро приходит – уходит еще быстрее. Я желаю тебе наконец найти счастье, но не строй иллюзий.  Просто будь внимателен.

— Конечно, ведь рядом будешь ты, братишка! – улыбнулся Хошино.  – Я пообещал моей девушке, что познакомлю вас завтра, когда встретимся в парке.

 

Девушка немного опаздывала, потому Сэйя предложил взять лимонад. Рики остался ждать его возле входа. Он оглядывался по сторонам, явно скучая, когда увидел приближающуюся к нему девушку, очень похожую на Сеичи, но одетую довольно откровенно даже для европейки. Брата окликнул Сэйя, который шел от палатки  с напитками, и весело махал рукой своей возлюбленной. Но она не заметила черноволосого красавца, а ускорив шаг, подошла к Рики, быстро обняла его  и поцеловала прямо в губы! Сэйя замер и выронил стаканчики, а когда опомнился, подбежал к брату и с размаху ударил его по лицу:

 — Подлец! Тварь! Вот почему ты согласился сюда прийти?! Вы все это подстроили? Что за грязная игра?! Отвечай!

 Вырвавшись из объятий незнакомки, Рики  попытался оправдаться. Но брат ничего не хотел слушать, продолжая его отталкивать:

 — Ты мне больше не брат! Ты  — мразь! Ненавижу! Мало тебе невесты, еще и мою решил отобрать?!

Сэйя повалил Рики на землю. Началась драка, но Франсуаза даже не думала их разнимать, и с улыбкой наблюдала за происходящим. Когда оба остановились, вытирая кровь с лица, она подошла к Сэйе, и, склонившись, покачала головой:

 — Мой бедный мальчик! После вчерашнего поцелуя ты решил, что я всегда буду с тобой?! Как мило! И глупо! Я всего лишь играла тобой. Разве мог мне понравиться бездарный хлюпик, который краснеет от взгляда на девушку? Вот твой брат – другое дело. Сильный, мускулистый, с таким не стыдно показаться в людном месте. Или ты думал, что я гуляю с тобою только вечером потому, что это романтично? Да я просто не хотела, чтобы меня заметили с … таким.

С этими словами она развернулась на каблуках и зашагала прочь. За спинами братьев раздались одинокие аплодисменты. Обернувшись, Хошино увидели Сеичи. Вероятно, она все видела…

— Сеичи! Это вовсе не то, что ты подумала, я не…

— Замолчи! Просто замолчите… Оба… — Ее ледяной тон заставил братьев послушаться. – Больше никогда не приближайся ко мне, а ты – к Мин. Я расскажу Осуги все, а там пусть решает. Мне так жаль ее… И себя… Вы омерзительны. Оба.

С трудом сдерживая слезы, девушка медленно повернулась и ушла. Сэйя еще мгновение смотрел ей вслед, потом оттолкнул брата и убежал прочь. Собрав все самое необходимое, он в тот же вечер переехал жить к другу из группы. Телефон Мин молчал, Рики оставил на автоответчик более тридцати сообщений. Спустя три дня она взяла трубку, но едва юноша успел ей что-то сказать, тихо произнесла: «Все кончено. Больше мне не звони никогда». Через день почтальон принес посылку с обручальным кольцом…

Но эти события стали лишь началом вражды. Рэн, Кейко, Сирил и Неюки слишком хорошо знали братьев, поэтому отказались верить в происшедшее, стараясь их оправдать. Матэ, Сеичи, Мин и Май Ан, приняв противоположную сторону, прекратили общение с друзьями, так же считая их предателями. Дружба рухнула. Теперь каждый был сам по себе.

 

— Зачем откладывать на завтра того, кого можно убить сегодня?

Входную дверь вынесло взрывной волной. Испуганный Ямато, который вернулся домой забрать кое-какие вещи, выбежал в коридор и столкнулся лицом к лицу с рыжеволосой демонессой Нэко.

 — Кто Вы, что вам нужно?!

— Я уже это нашла, — хищно облизнулась женщина, жестом швырнув хозяина дома, словно тряпичную игрушку. Она сжала горло Ямато, и держала его в воздухе, глядя, как он хрипит и задыхается, не понимая, что происходит.

 — Где твоя малышка, твоя доченька? Почему она не торопится тебя спасать?

Восемь талисманов вспыхнули, призывая их хозяев воплотиться. Следуя за ними, друзья на бегу столкнулись на перекрестке, и, забыв обо всех разногласиях, поспешили к дому Неюки.

 — Папа! Он там! В опасности!

Завернув за угол, Неюки случайно сбила кого-то с  ног. Рики встал и потер плечо.

 — Куда вы? Что происходит?

— Некогда объяснять! Папа в опасности!

— Это снова ваши колдовские штуки? Я с вами!

— Нет, ты останешься и никому ничего не скажешь, мы не можем отвлекаться и рисковать!

Юноша схватил кузину за руку и больно ее сжал:

— Если там Мин, я буду с ней. Хочешь ты этого или нет.

Неюки посмотрела в глаза брату и кивнула:

 — Тогда бежим. Но старайся не путаться под ногами во время битвы.

Нэкомата почувствовала приближение врагов и опустила Ямато на землю. Он почти не дышал.

— Наконец-то! А то мне это уже надоело. Твой папаша ужасно скучный. Я даже хотела убить его, но решила тебя дождаться, Аи!

Тело мужчины упало на дорожку перед домом.

 — Отец!!! – закричала Аи. – Держись!

Аи и Риэ ударили разом, но промахнулись Ловкость демона поражала. Она с легкостью парировала удары, не зная усталости. Собрав всю мощь, Вода начала призывать свою самую сильную магию. Копье Посейдона материализовалось в ее руках, собрав в себе всю магию Стихии. Мощный удар обрушился на Нэкомату и сбил с ног, но после него девушка потеряла сознание и превратилась обратно. Земля и Металл отнесли ее в сторону и положили под деревом.

— Как легко оказалось вас разъединить! – злорадствовала демонесса.  – Любовь делает людей еще слабее и уязвимее! Достаточно мне было приворожить этого черноволосого красавчика и немного поиграть на его чувствах и отношениях с братом, как все начало рушиться, подобно снежной лавине! Вы сами закончили начатое мною.

— Так это была ты?! – воскликнула Сеичи.

— Это мое лучшее задание. Он был очень мил, но мне пришлось приложить немало усилий, чтобы проникнуть в сознание парня и увидеть там тебя, но еще труднее было внушить ему выбросить любовь к тебе из головы. Тем приятней будет тебя убить! А потом я им займусь. Сэйя мне понравился, он развлечет меня в Подземном мире, — рассмеялась Нэко.

Взволнованный Рики держал на руках невесту, стараясь привести ее в сознание, но она была очень слаба. Наконец, Мин открыла глаза и слабо улыбнулась:

— Это ты… Зачем пришел, это опасно…

— Разве я мог не прийти?!

— Я знаю, что ты ни в чем не виноват… Прости, что не верила тебе. Это все демонские козни. Страшно подумать, что мы могли расстаться из-за этого. Я рада, что в последний раз тебя увидела…

 — Нет! Ты не умрешь! Я с тобою, все наладится!

— Я прошу тебя, ты должен помочь еще одному человеку… Найди Сэйю… Приведи его сюда…

— Но ваша тайна!

— Именно поэтому. Он должен понять, кто мы, чтобы не осталось никаких секретов между Сеичи и твоим братом. И тогда он поймет, что все так же любит ее, а не Нэко… Прошу…

Мин снова потеряла сознание. Рики сжал кулаки. Оставлять ее здесь было мучительно, но он должен был выполнить ее желание.

Зрелище, которое увидел Сэйя, повергло его в полное оцепенение. Мин и Ямато лежали под деревом, рядом с ними сидел его брат, держа за руку Осуги, а все друзья в странных одеждах дрались с… Он не сразу узнал в женщине Франсуазу. Теперь это была получеловек – полукошка, с желтыми пылающими глазами и клыками, которые она каждый раз обнажала при атаке.

— Я в аду, или сошел с ума!? Что за чертовщина! Кто вы, что это значит?! Рики, и ты здесь?! Ты за этим меня позвал?! Пока я еще в своем уме, мне нужны объяснения!

— Твоя француженка – демон высшего ранга, друзья – чародеи, обладающие силой шести стихий, а Неюки и Рэн – ангелы, служащие Добру. Достаточно?

— Не может быть… Но я думал…

— Эта тварь загипнотизировала тебя. То, что мы решили считать необъяснимым – реально. Учитель в школе, мой напарник в команде… Ранение Сеичи… Они готовы были отдать жизнь, чтобы защищать нас всех.

В воздухе раздался жуткий оглушающий крик… Битва закончилась победой, друзья устало опустились на землю, трансформировавшись в нормальный вид. На глазах изумленных братьев, Неюки исцелила отца и Мин. Приехавшая Кимико помогла перенести их в дом. Ближе к вечеру, когда состояние пострадавших стало почти нормальным, Рики отвел домой невесту, чтобы удостовериться в ее безопасности и все вернуть на свои места. Подруги, обнявшись, просили друг у друга прощение и отправились по домам восстанавливать силы, Рэн и Неюки неловко и быстро попрощались. Все обиды были забыты, кроме одной.

Сеичи взяла с дивана сумочку, поцеловала Неюки на прощание, попрощалась с Кимико и Ямато и вышла из дома. Она почти дошла до парка, когда услышала быстрые шаги за спиной.

— Подожди!

Она гневно обернулась:

— Как ты смеешь разговаривать со мною?! Я же ясно предупредила тебя!

— Но теперь я знаю, я понимаю, что действовал тогда не по своей воле! Ты же тоже это знаешь! Это все черная магия!

— Магия?! Очень удобно обвинять кого-то в своем поведении! Когда ты только увидел ее, не было никакой магии! Ты стал ухлестывать за этой тварью потому, что ты бабник! И некого в этом винить! Все парни одинаковы…

— Да знаешь ли ты, сколько я из-за тебя мучусь? Постоянные издевки и подкалывания, ты же просто невыносима! Я всегда для тебя был игрушкой и не более того! – прикрикнул парень.

— Дурак…

— Вот! И сейчас ты ведешь себя так же… Потому что не знаешь, как я молился богам, как я каждый день ухаживал за тобою, когда ты была ранена… — Он замолчал, осознав, что раскрылся.

— Ты… что? Значит… Мне не показалось. Это правда был ты. Все это время… Но почему?

— Потому что я…

— Поздно теперь говорить… Прощай!

Девушка отвернулась от Сэйи и хотела сделать шаг, но он схватил ее за руку:

— Пусть поздно. Я достаточно терпел и боялся, что ты станешь смеяться надо мною…

— Отпусти… — В ее глазах блеснули слезы.

— Я… — Сэйя с трудом говорил. – Я тебя люблю. Но ты же давно это знаешь…

Девушка опустила голову, чтобы Сэйя не видел, как она плачет.

— Как я смогу тебе доверять… После всего…

— Я всегда тебя любил. И если я в чем-то виноват, то только в том, что отчаялся тебя завоевать и перестал надеяться… Сейчас решение за тобой.

Он отпустил руку девушки, но она не сдвинулась с места. Юноша провел рукой по ее волосам и, взяв за подбородок, заставил на себя посмотреть.

— Неужели все так и закончится… Даже не начавшись…

Сеичи всхлипнула и уткнулась носом в его рубашку.

— Что же теперь будет?

Сэйя немного отстранился, взяв ее за плечи, и улыбнулся:

— Давай попробуем это узнать?

Он смотрел в карие влажные и испуганные глаза. Потом прижал ладонь к ее щеке и долго нежно поцеловал. Девушка обвила его шею руками и ответила на поцелуй.

 

Настал день выпускного бала. Каждый стремился предстать в лучшем свете. Не взирая ни на что, подруги отмечали его все вместе. Все девушки были изысканно красивы, а юноши элегантны, в смокингах и безупречно выглажены. Для братьев и их спутниц это был самый счастливый день. Наконец им не нужно было скрывать своих чувств! Хотя, в отличие от Рики и Мин, на пальце которой было символическое обручальное кольцо, Сеичи и Сэйя продолжали играть роль враждующих.

Проходя мимо столиков, Неюки спросила:

— Сеичи, что снова между вами происходит? Неужели вы так и не помирились после того случая?

— Да, о чем снова поспорили? – возмутились Матэ и Сирил, пришедшие в качестве гостей.

— Все как обычно, не важно, — едва заметно покраснела Сеичи.

— Неужели не можете решить, на какой фильм пойти? – улыбнулась Кейко.

— Это было вчера! Неужели он так и не успокоился… — разгорячилась Сеичи.

Подруги дружно рассмеялись, а Мидсунэ смутилась:

— Вы чего?

— Вот ты и проболталась! Мы ничего не знали, Сэйя нам ничего не говорил, ты сама только что рассказала! – рассмеялись подруги.

Сеичи замолчала, смущенно хлопая ресницами, а потом шутливо обиделась на одноклассниц.

— Не обижайся на нас, милая, — обняла ее Неюки. – Просто ваши взгляды и некоторые жесты… Этого ведь не спрячешь.

— Ах, подружки, — мечтательно мурлыкнула рыжеволосая плутовка, — я окончательно сдалась. Это сражение я проиграла.

— Какие глупости! Вы бы всю жизнь так и ждали, кто уступит первым, кто «проиграет» и капитулирует. Все только начинается.

Мимо медленно прошел Сэйя, деловито глядя куда угодно по сторонам, только не на Сеичи. Мидсунэ тихонько окликнула:

— Дорогой, подойди к нам.

Юноша тут же переменился в лице и быстрыми шагами приблизился к друзьям.

— Мидсунэ, ты что, перегрелась? Да как ты…

— Все хорошо, они и так поняли, — рассмеялась девушка.

— Ум… Эээ… Ну я …. – Сэйя краснел, как майская роза, — И не думал… Да ну вас, девчонки, вечно все растрезвоните.

Он взял за руку Сеичи и пригласил ее на танец.

Неюки стояла возле окна, глядя на танцующие пары. Она радовалась за своих братьев и подруг, которые многое преодолели на пути к счастью. Но девушка вынуждена была признаться себе, что сейчас им завидовала, завидовала тому, что в их жизни теперь все стало понятно и просто, словно по всем давно известному сценарию. Когда Неюки смотрела на Рэна, ее сердце сладко болело и сжималось, замирало и грустило. Но его неожиданное признание перемешало все чувства в ее душе. Что она знала об этом парне? Можно ли было так быстро полюбить? А может это лишь сон? Насколько сильны ее собственные чувства?

Он тихо подошел и стал рядом, также глядя на пары.

— Почему ты не танцуешь? – тихо спросил Рэн.

— Не хочется…

— Понятно…

Он смущенно и виновато посмотрел на девушку, потом отвел глаза.

— Что же теперь будет дальше? Хозяин еще на свободе… Самое сложное впереди, и я…

— Послушай… — Неюки сжала в руках краешек платья. – Я все время думаю о том дне, когда мы… В Подземном  мире и потом в беседке…

— Не нужно, — оборвал ее монолог Рэн. Она вздрогнула и посмотрела на юношу, но он смотрел прямо. – Я все понял. Тогда… ну в общем я… Прости, что требовал от тебя ответа. Это не правильно.

— Но, Рэн…

— Нет. Даже если ты никогда… — ему трудно было говорить, — Я все равно буду чувствовать то же. Всегда… И потому хочу попросить тебя о прощальном подарке. В память о том дне…

Неюки старалась унять дрожь в голосе:

— Что угодно.

— Потанцуй со мной, как тогда, в парке. Пожалуйста…

Он стал перед нею и протянул руку. Неюки положила свою ладонь и вышла в круг. Медленная музыка наполняла зал, разноцветные огоньки мерцали, отражаясь в стеклах распахнутых во двор окон. Рэн чувствовал, как вздрагивают ее плечи, тепло ее руки. Ему до боли хотелось прижать любимую и больше никогда не отпускать. Но он дал себе клятву, что больше ни словом, ни жестом не смутит ее, не напомнит о своих чувствах. И это был прощальный танец его любви. Юноша склонился к спутнице, прижавшись щекой к ее волосам и прошептал:

— Спасибо… Я этого никогда не забуду.

 

Поделитесь тем, что понравилось!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором