Превращение Рэна
Боевой ангел Аи

История 11. Превращение Рэна

Неюки взволнованно листала телефонную книгу, нервно поглядывая на часы. После того, как позвонила Кейко и предупредила, что занятия на подкурсах в университете внезапно перенесли, девушка находилась в полной растерянности. Мама уехала на острова за новой партией древностей, бабушка в деревне вместе с отцом работали на полях в самый разгар сезона, а ей совсем не на кого было оставить Хо.

 — Вот! Нашла!

В трубке раздались гудки, и через несколько мгновений приятный женский голос сказал:

— Добрый день!

— Добрый день, мисс Йен! Это Неюки. Простите, что беспокою вас в выходной, но у меня критическая ситуация. Я не могу бросить Хо, но и не могу взять его с собою на курсы. Вы не могли бы присмотреть за братишкой?

— Конечно, мисс Кийодо! Вы же знаете, что это для меня удовольствие! Я буду у вас через двадцать минут.

— Большое Вам спасибо! Я очень жду! Еще раз извините за беспокойство!

Неюки радостно подпрыгнула и, оставив мальчика в манеже, побежала собирать сумку.

Молодая помощница Кимико прибыла минута в минуту. Девушка снова поблагодарила ее и стремглав побежала на занятия.

День понемногу клонился к вечеру, солнце окрашивало красным крыши маленьких домиков. Мисс Йен не спеша катила коляску по аллее парка. Это были лучшие мгновения тишины и умиротворения. Малыш дремал, женщина присела на скамью, читая книгу. Внезапно, все вокруг потемнело, стало как-то совсем тихо, не слышно ни машин, ни птиц, ни звуков… Она подняла глаза и в оцепенении замерла. Напротив нее стояла тень. Нет, даже не тень. Высокий силуэт был словно прорезь в пространстве, откуда виднелся черный космос, и он все приближался, глядя именно на нее. Она не могла кричать, не могла двигаться, а лишь беспомощно смотрела, как существо одним движением руки подняло коляску в воздух, а когда Хо поплыл по воздуху к нему навстречу, колыбель разбилась о землю.

Рэн почувствовал: что-то происходит. Он побежал в сторону парка, доверившись чутью и символу на руке. Но последнее, что он увидел – был тенькан, который держал на руках дитя и растворился в воздухе, оставив лежать на земле молодую женщину. Она была сильно ранена и едва дышала. Рэн попытался привести ее в чувство, но она была очень слаба и произносила слова с большим трудом:

— Ребенок… Я не смогла… Я не смогла его уберечь. Бедная Неюки ….

Рэн отскочил словно его ударило током.

 — Что Вы сказали? Как вы назвали ее?!

— Бедная Неюки… Я обещала ей позаботиться о брате… Прости…

Женщина потеряла сознание. Рэн не мог теперь оставаться с незнакомкой, поэтому вызвал полицию, сообщив, что на женщину в парке напал неизвестный, и убежал. Он не мог рисковать жизнью Хо, поэтому направился в Учителю, позвонив Неюки и сказав ей немедленно явиться в монастырь.

Джи Хо Юэн мерил шагами зал, стараясь найти решение, а Кимицунэ успокаивал, как мог, беловолосую воительницу.  После нескольких минут, Учитель принял молитвенную позу, склонившись, и стал нараспев читать какие-то древние заклинания. Вскоре посреди комнаты появился Хранитель.

— Я знаю, что произошло. Но твой брат там, где я не могу ему помочь… В Подземном царстве Хозяина. Там его власть почти безгранична! Его владения – это бесконечное множество пещер и тоннелей, ведущих от главного зала во все концы. Я не могу отправиться с вами. Но есть человек, чей Дар поможет отыскать дитя.

— Но, Хранитель, это…

— …наш единственный шанс, Учитель. И я приведу ее сюда.

В светящемся портале показалась фигура, которая, ступив на подножие алтаря, поклонилась Хранителю.

— Мама… — сквозь слезы прошептала Неюки.

— Да, дочь. Прости, что всю твою жизнь я скрывала это от тебя. Но ты понимаешь, я должна была защищать то, что мне дороже всего на свете. Пока не придет этот миг. Мне нужно многое тебе рассказать. Прежде, чем мы отправимся в Подземный мир, я хочу, чтобы ты все знала.

Когда-то меня здесь называли Ученица Сэтару. И Джи Хо Юэн был моим учителем. Моим и Хироюки.

Рэн ошеломленно воскликнул:

— Этого не может быть! Вы и мой отец были Учениками Света?! Но он никогда не рассказывал мне об этом!

— Я знаю. Мы много лет назад поклялись не говорить об этом нашим детям, пока не придет нужный момент. К сожалению, наши с ним пути разошлись, когда я отреклась от сана.

— Мама, но как же так вышло?!

— Присядь и послушай, дочка, у нас мало времени…

Она была Ученицей при монастыре Джи Хо Юэна. Мудрец очень давно заметил в девочке необычайно развитую интуицию, которая вскоре переросла в Дар астрального видения. Когда юная ученица подросла, ее и Кимицунэ посвятили в сан и лично представили Хранителю Божественных Мечей. Учитель передавал им всю свою мудрость и знания. Он видел, что, объединив силы Кимико и Хироюки, мог создать величайший тандем Добра и обеспечить мир в борьбе с демонами и злыми силами. Но все было решено небесами…

Однажды, когда Кимико ранним апрельским утром подметала у входа в монастырь, она увидела очаровательного юношу. Он сидел на скамейке возле парка, что окружал храм, и рисовал. Девушку сразу привлекло его задумчивое одухотворенное лицо, та доброта и нежность во взгляде, с которой он смотрел на свою работу. Юноша словно почувствовал взгляд, поднял глаза и посмотрел на Кимико. Девушка покраснела и уставилась на метлу, смущенная разоблачением. Но молодой человек обратился с улыбкой:

— Доброе утро, мисс!

— Ах… Доброе утро.

— Сегодня что-то удивительное витает вокруг, не правда ли? Я не мог упустить возможности и решил запечатлеть это на картине.

Сэтару смущено спросила:

— Вы – художник?

— Ну… Я только учусь этому…

 Девушка оставила свое занятие и, осмотревшись по сторонам, словно боясь, что ее кто-то увидит, подошла к незнакомцу.

— Можно мне взглянуть?

Юноша смущенно улыбнулся:

— Не судите строго, это всего лишь набросок.

Она с любопытством изучала рисунок цветущей сакуры перед калиткой.

— Как красиво! И так реалистично! Словно фотография… Удивительно!

— О, большое спасибо! Я не ожидал такого приятного отзыва. Правда. Мне еще многому предстоит учиться, но я готов на все! – Он взглянул на девушку и спросил: — А можно я буду показывать Вам этапы своей работы, чтобы Вы объективным взглядом могли указать мне на ошибки?

Девушка покраснела и тихо ответила:

 — Я буду рада Вам помочь…

Так Ямато стал несколько раз в неделю по утрам приходить и рисовать на скамейке возле монастыря, и двое сами не заметили, как простая симпатия переросла в нечто намного большее. Когда, спустя год, Ямато сделал девушке предложение, перед Кимико стал вопрос быть может самого сложного выбора в ее жизни, самого важного: служить Добру, всецело и самозабвенно, — или навсегда покинуть храм, отказавшись от сана, и стать обычной счастливой женой и матерью.

Кимико рассказала обо всем Учителю, ожидая его ответа. Разочарование старца сменялось гневом, отчаянием и презрением. Даже не смотря на то, что Ученица была его собственной дочерью, отеческие чувства не смогли тогда взять верх над идеалами служителя. Джи Хо Юэн  раз и навсегда прогнал ее из храма, наложив заклятие, которое не позволило бы девушке пересечь его границы, даже если бы она когда-то передумала.  Напоследок он изрек пророчество, говорящее о будущей судьбе ее ребенка. В ужасе и смятении, в рыданиях девушка выбежала из храма Рёандзи, чтобы даже ценой собственной жизни защитить еще не родившегося наследника от Судьбы, предсказанной учителем.

— И тогда Учитель прогнал меня из храма за то, что я решила выйти замуж за обычного человека. С того времени я больше никогда не видела ни его, ни Хироюки. Но ни на минуту не жалела о том, что выбрала твоего отца.

Неюки расплакалась и обняла мать. Они успокаивали друг друга, а Хранитель открыл портал в Подземный мир. Сначала шагнула Неюки, потом Рэн. Последней подошла Кимико.

 — Почему ты не рассказала ей всей правды? О пророчестве и …

— Отец… Я смогу ее защитить. Ты помогал Кимицунэ как своему внуку, он вырос сильным и уверенным юношей. Прошлое осталось позади. Мы  — чужие люди. Я давно простила тебя. И не хочу, чтобы она ненавидела. Пусть все будет так.

— Берегите себя… — прошептал сквозь слезы Учитель, когда портал исчез и он остался один у алтаря.

Они долго шли на ощупь в абсолютной темноте. Было очень страшно. Рэн и Неюки прислушивались к малейшим звукам и к своим талисманам. Они не знали, как долго идут, когда наконец увидели в конце тоннеля сероватую дымку едва пробивающегося света. Осторожно выглянув из-за угла, они ступили на каменный пол небольшого зала. Черные камни пещеры сталактитами свисали чуть ли не до самого пола, а тусклый свет пробивался откуда-то сверху. Прямо перед ними, сколько хватало взгляда, зияли черные дыры – входы в бесчисленные тоннели, как и предупреждал Хранитель. Конечно, это была ловушка. Если бы Хозяин просто захотел убить Хо, то тенькан сделал бы это в парке, без лишних проблем. Но демон точно знал, что за мальчиком его семья пойдет куда угодно.

Едва за спиной послышались рычание и звон оружия, Неюки начала превращаться. Кимико и Рэн встали на защиту, успешно отбивая первые удары. Но упырей и прочей нечисти с жадно горящими глазами становилось все больше.

— Отвлеките их! – крикнула женщина. – Я постараюсь прощупать, где именно они прячут Хо!

Встав за спины воителей, Кимико стала исследовать астральным чутьем пещеру за пещерой, пока не остановилась.

— Вон там! Вход, возле которого лежит поваленное дерево. В конце есть пустота, плотно окруженная сильной черной магией. Думаю, что это там! Вперед!

Отбиваясь от нечисти, они побежали к указанному выходу. Но каков же был их ужас, когда обнаружилось, что широкий вход вел не прямо, а вверх! Кимико и Рэн никак не могли туда попасть. Оставалось лишь одно, единственно правильное решение.

— Я останусь здесь и буду держаться, сколько смогу… Пожалуйста, возвращайтесь поскорее… До скорой встречи, дочь…

— Мама, я  не могу бросить тебя! Только не сейчас…

— Ты же понимаешь, что сможешь унести только одного. Кимицунэ сейчас сможет помочь тебе больше. Я справлюсь! Спешите!

С трудом отпуская ее руку, Неюки со слезами на глазах побежала в  тоннель. Там ее ждал Рэн:

— Все будет хорошо, мы успеем. Начнем. Это будет словно танец…

— Начнем.

Юноша приблизился к ней и приобнял, словно в танце. Неюки укрыла их обоих огромными белыми крыльями и закрыла глаза, представив конечную цель – верхний выход тоннеля. Секунда, еще одна… Оба открыли глаза. Ничего не изменилось, они все еще стояли на месте.

— Не понимаю… Снова!

Еще одна попытка – снова провал. За спиной был слышен шум битвы, Кимико успешно отстаивала позиции, но это могло продлиться недолго.

Аи заплакала от бессилия:

— Я не могу! Мы все погибнем… Из-за меня! Я думала, что это просто! Если пойду одна – это ничего не решит. Мне нужна твоя помощь! Кимицунэ, что же мне делать?!

— Кийодо, ты должна сконцентрироваться. Сейчас все зависит только от тебя. Расправь крылья, крепче сожми мою руку… И лети!

— Хорошо, я снова попробую.

Девушка собралась с силами и попыталась рывком взмыть вверх. Ничего…

— Это конец… Все бесполезно… Прости меня… За то, что оказался здесь, за все, что я обещала тебе, но так и не сделаю… ты был бы жив… Если бы не я.

— Не говори так. Все было не напрасно. Мы сделали много хороших дел! Остались твои подруги, Учитель, мой отец… Они сделают все и будут биться до последнего вздоха… И я… — Он подошел совсем близко. – Я рад, что мой последний вздох я разделю с тобой…

— Кимицунэ… — Аи смотрела на него широко распахнутыми глазами.

— Назови меня по имени… В последний раз…

Юноша обнял ее за плечи и осторожно прижал к себе. Потом вытер слезы с ее щек. Девушка дрожала всем телом, но не отстранилась, а приблизилась к его губам и обняла за талию. Если это последние минуты в их жизни, то…

— Рэн…

Время остановилось. Замерли враги, застыла Кимико… Губы слились, отпустив на волю чувства. Рэн наконец понял, что любит. Ее. Одну. Навеки. И пусть эта вечность будет длиться всего мгновения, но теперь все обрело смысл и наполненность. В ту же секунду что-то в груди юноши стало разгораться сильнее и сильнее, сметая все преграды и барьеры. Аура вокруг Кимицунэ вспыхнула, и свет волнами хлынул во все стороны.  Одежда начала меняться, а из свечения за спиной выросли два белых крыла. Паря в воздухе с закрытыми глазами, он протянул перед собою руки, и на ладони лег Меч Божественной Справедливости.

— Ты воплотился! Боевой Ангел Риэ!

Воин Света опустился на пол, и, неуклюже сложив крылья, быстрыми шагами подошел к ошеломленной спутнице.

 — Это все ты! Как я мог не знать… Это ты! Дала мне Силу! Воплотила меня!

 — Я?! Нет, я ничего не делала… Как же это! Наконец ты стал собой!

 — Аи, именно ты превратила меня, — он взял ее за руки. – В тот самый миг, когда я понял, что я…  — Он покраснел. – Я тебя люблю…

Девушка опомнилась:

— Нам нужно спешить! Летим!

— Вперед!

Они взялись за руки и взмыли вверх.

Тоннель то шел вверх, то круто обрывался, из стен торчали корни и обломки металла, кости и черепа с рогами. Лететь было очень трудно, но наконец они достигли цели.

— Здесь! – шепнул Рэн. – Чувствуешь? За этой стеной?

— Да! Очень сильный магический щит! Сломать будет не так-то просто. Мы должны быть предельно осторожны, ведь там мой брат…

Убрать охрану у входа не составило большой сложности. Но огромный силовой шар-кокон излучал такую черную энергию, что даже находиться рядом с ним было трудно. Двое ударили всей магической мощью, но сфера не поддавалась.

— Нам нужно объединить силы и расколоть ее!

Боевой ангел подлетел к девушке и протянул руку:

— Нужно действовать как одно целое. Ты мне веришь?

— Да!

Он прижал ее к себе и приложил ее меч к своему, чтобы они стали максимально близки.

— А теперь вместе, одновременно в центр!

Четыре крыла синхронно взмахнули, и божественные клинки вонзились в оболочку сферы.  Раздался оглушающий свист, молнии с треском ударили в разные стороны и растворились, а спящий ребенок плавно опустился на руки подоспевшему Риэ.

Тоннели заполнялись нежитью, демонами и полудемонами,  с безумным воем бегущими к непрошенным гостям. Риэ и Аи летели по каменному коридору. Вырвавшись  из тесного окружения, на лету подхватили Кимико и нырнули в образовавшийся сияющий портал, слыша, как где-то в самой глубине  Подземелья рушатся своды от громового рычания взбешенного Хозяина.

 — Учитель! Смотрите! Мы смогли! Мы это сделали! – радостно кричали воины Света, опустив на землю мать и сына. Учитель был вне себя от радости и, забыв обо всем, радостно обнимал Неюки и Рэна, ведь его мальчик сегодня родился дважды. Кимицунэ не только спасся из Подземного мира, но и воплотился, избежав неминуемой смерти от собственной магии, которая не могла найти выхода и убила бы юношу.

Когда эмоции немного успокоились, старик вытер слезы радости и обратился к Рэну.

— Сегодня радостный день для всех, но для меня он тяжек. Отныне ты больше не мой Ученик. Став истинной формой, ты начинаешь трудный путь служения Хранителю, и в этом пути сопровождать тебя я не могу… Это честь для меня.  – Мужчина встал на колени и склонился до земли.

— Что Вы, Учитель! Пожалуйста, не нужно! – смутился юноша, приняв нормальный вид.

— Все хорошо, так должно быть, — положила руку ему на плечо Кимико. – Прими это с благодарностью и достоинством.

Кимицунэ взволнованно посмотрел на женщину и ответил старцу поклоном.

Пока женщина о чем-то тихо беседовала с мудрецом, двое вышли на задний дворик монастыря  и присели в беседке, но на расстоянии. Рэн был очень смущен  и взволнован, потому что теперь ничто не мешало им с Неюки поговорить о происшедшем и его признании.

Первой заговорила Неюки:

— Мы живы… Даже не верится, что все это произошло на самом деле! Столько ужаса и эмоций за один день… А если Хозяин снова нападет на него? Сможем ли я и мама защитить его? Что тогда будет?

— Думаю, что тебе нужно поговорить с Хранителем. Мне кажется, что на какое-то время вашей семье лучше перебраться сюда. Энергия храма велика, к тому же вы будете находиться под надежной защитой Учителя и сам Хранитель будет ближе.

— Да! Отличная мысль! Пойду,  поговорю с мамой! – Неюки встала со скамьи и собралась идти, но юноша схватил ее за руку. Девушка покраснела и остановилась.

— Я хочу спросить… Там в пещере я сказал тебе… И потом… – Он подошел к Неюки очень близко. – Это значит, что ты…

— Я… — Беловолосая красавица смотрела себе под ноги, не решаясь взглянуть в зеленые глаза.

Рэн взял ее руку и приложил ладонь к груди, чтобы она услышала биение сердца:

— Значит ли это, что… — Он склонился к ее губам.

— Прости… — едва слышно прошептала Неюки.  —  У меня мысли путаются… Я не могу сейчас говорить об этом… Прости. Будет лучше, если я останусь дома, а не здесь… Так будет лучше!

Девушка убрала руку и выбежала из беседки.  

Рэн стоял, пытаясь унять боль от спазма, вдруг больно сжавшего горло. Он видел, как Кийодо разговаривала с матерью и Учителем, после чего мать и дочь ушли. А он все смотрел им вслед.

Тихо подошел Джи Хо Юэн, положив руку ему на плечо.

— Так вот кто дал тебе крылья, мой мальчик… Но почему же ты не пошел им помочь с переездом сюда?

— Она меня не любит. Мне лучше было остаться там. Зачем Сила, если нет той, что ее дала…

— Ты уверен, что не ошибаешься?

— Да… Она даже не захотела переезжать, сказала, что лучше останется дома, дальше от меня…

 

Все изменилось. Даже находясь в школе, в одном классе, она была так далека от него! Друзья замечали, что Неюки избегает встреч с Рэном, но не спрашивали почему, видя, как тяжело им обоим. 

Семья  переехала в монастырь, согласившись с решением дочери остаться присматривать за домом.

Но испытания должны были выпасть на долю не только этой пары…

Поделитесь тем, что понравилось!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором