История 5. Война за любовь
Война за любовь

История 5. Враги до смерти

Войска продвигались все дальше и дальше вглубь пустынных чужих земель. Через несколько дней на пути стали чаще встречаться небольшие селения среди маленьких оазисов земли, способной давать хоть какой-то урожай. В таких деревнях солдаты обменивали большие запасы древесины на провиант. Но все равно этого было мало: села сами крайне нуждались в пропитании. Те крохотные земельные наделы, что принадлежали крестьянам, почти истощились, и людям едва хватало сил не умереть с голоду. Поселения окружали только скалы да пустоши. Иногда Неюки видела необычных копытных животных, на которых охотились местные.

Неюки, Рики, Сэйя с девушками почти привыкли к военному порядку лагеря, дисциплине генерала Уоррена, простой пище и множеству неудобств. Попусту магией никто не пользовался. Правда, солдаты иногда косо посматривали на Неюки и ее волосы, не зная, считать ли перемены в ее внешности хорошим знаком, или плохим. Но вскоре привыкли и перестали обращать на это внимание.

На пути к замку Лунетты войска решили остановиться в самом крупном из всех поселений, которые до этого момента доводилось встречать. Это был небольшой город, настоящий, с высокими каменными зданиями, жилыми кварталами, площадью собраний и рынком. Город окружали солидные поля, система оросительных каналов, разбивающая поля на квадраты.

Но жители этих мест казались довольно угрюмыми. Именно это удивило и насторожило друзей. По сравнению с остальными, город процветал. Генерал Уоррен и Неюки с большим трудом отыскали старейшину, мэра. Все попытки расспросить людей заканчивались полным провалом: люди шарахались от незнакомцев, как от прокаженных, хотя и не выказывали откровенной враждебности.

Рики и Сэйе не везло больше остальных: жители городка убегали как можно дальше и запирали ставни домов, увидев их еще издалека. Солдат боялись не меньше, поэтому попытки купить запасов воды и еды потерпели неудачу. Девушки заметили, что мужского населения в городе очень мало, это в основном старики. Сеичи предположила, что всех забрали на войну.

Так и не дождавшись вразумительного ответа на вопрос, где живет глава города, генерал, Неюки и братья Хошино направились к дому, красная черепичная крыша которого выделялась на фоне остальных построек.

Они постучали в тяжелую кованую дверь. Им никто не ответил. Брадиас Уоррен предложил действовать более жестко, но девушка отказалась. Хотя город и стоял на земле Темного королевства и, согласно мнению командующего, здесь все враги, никто еще не причинил им ни малейшего вреда, наоборот, жители крайне напуганы и всячески стараются избегать с ними контакта.

Спустя несколько минут, в окошке появилось лицо мужчины, который пристально посмотрел на незваных гостей и резко спросил:

— Что вам нужно?

— Мы бы хотели видеть мэра города.

— Какое вам до него дело? – поинтересовался мужчина, все еще не собираясь открывать дверь.

— Я и мои друзья только что прибыли в ваш замечательный оазис, чтобы купить еды, переночевать, сменить лошадей и немного отдохнуть. Мы не сделали ничего плохого, но жители города избегают нас. Поэтому я искала мэра.

— Вы точно не из наших земель, если называете эту богадельню «прекрасным оазисом». Ну что же, — сказал он, отпирая засов и приглашая путников внутрь, — будем знакомы. Я и есть мэр.

— А зачем скрывались?

— Есть причины. Проходите, поговорим, я уже так давно не видел путешественников. Меня зовут Рихард Эвенгард.

— Я – Неюки Кийодо, это мои двоюродные братья Рики и Сэйя Хошино, это…

При упоминании братьев мэр вдруг побелел, как полотно, попятился к стене, тыкая трясущимся пальцем в двух парней и заикаясь:

— Он… Они.. Родственники?!

Неюки даже испугала подобная реакция:

— Что вдруг произошло? Да, они братья и мои кузены, но при чем здесь это?

Мэр Эвенгард подпрыгнул на месте, словно его током ударило, сорвал со стены какой-то странный предмет, напоминающий герб или что-то в  этом роде, и выставил перед собой, словно щит.

— Прочь из моего дома, твари Преисподней! Прочь!!! – кричал мужчина.

— Да Вы просто сумасшедший! Как и все жители этого города! – воскликнул генерал, выхватив из ножен меч.

— Постойте! Опустите оружие! – приказала девушка. – А Вы, — она повернулась к Рихарду, — прекратите пугать нас и объясните понятно, что происходит!

— Они – демоны! Духи! – не унимался пожилой мужчина. – Они всех нас погубят!

— Никто Вас не тронет, пока я здесь, тем более они. Мы маги Света. Смотрите!

Неюки сложила на груди руки и трансформировалась в Аи. Господин мэр перестал дрожать, ошеломленно выпучил глаза и, не мигая, смотрел на нее с открытым ртом, хватая воздух, словно рыба на суше. А потом рухнул перед нею на колени, стуча лбом в пол, кланяясь:

— Свершилось! Спасены! Спасены, наконец!

Генерал тихо спросил у Аи:

— По-моему состояние душевнобольного ухудшилось? Ему надо мозги на место вернуть, благословив рукоятью меча. Он же просто болен, безумный фанатик…

— Да погодите Вы с рукоприкладством, господин генерал! Я чувствую, что здесь что-то не так. Вы видели сами, как реагировали горожане на мужчин? Как на чуму! А ведь они практически ни в чем не нуждаются! Здесь явно что-то кроется. И я это узнаю.

Неюки вздохнула и мысленно запаслась терпением. Она подняла с колен господина Эвенгарда, продолжавшего неистово молиться, успокоила бедного мужчину, после чего помогла ему пройти в гостиную и усадила в кресло. Рики отыскал кадку с водой, зачерпнул немного и принес напиться. Но при одном его приближении мэр снова вжался в спинку кресла. Девушка приняла кружку из рук кузена, отпила из нее, только тогда Рихард немного расслабился и все выпил залпом.

— Вот и отлично. Рики, Сэйя, пожалуйста, сядьте где-то неподалеку, чтобы господин мэр перестал так бурно себя вести.

— Хорошо, сестренка, — вздохнул Сэйя. – Пойдем, — он взял за плечо Рики и повел к двери, — а то этот припадочный вправду не в  себе. Мы будем на пороге, если понадобимся. Генерал, пожалуйста, присмотрите за ним, а то мало ли…

Командующий кивнул.

Когда за братьями закрылась дверь, мэр облегченно вздохнул и удобней уселся в кресле.

— Итак, в чем дело? Мы пришли с миром, а вы устраиваете такой странный прием и обвиняете нас невесть в  чем!

— Если вы и правда не замышляете дурного, то вам и вашим людям лучше как можно скорее уйти из города, пока не зашло солнце. Я говорю это из дружеских побуждений, поверьте. Вот уже месяц здесь не прекращаются убийства. И мы ничего не можем с этим поделать.

— Неужели виновные не найдены?! Их не могут поймать?!

— В этом все дело. Это невозможно. Убийцы – призраки.

— Что за небылицы, — вскочила Аи.

— Да-да, это души двух братьев, они когда-то жили в городе. Из-за слепой жадности они убили друг друга в поединке, но не успокоились даже после смерти. Едва только солнце коснется горизонта на закате, они появляются. Вселяясь в мирных жителей, братья продолжают борьбу друг против друга, каждый раз погибая в новом теле. А гибнут живые. Призраки покидают охладевшие тела, чтобы со следующими сумерками продолжить кровавый поединок. Так погибли уже около четырехсот мужчин разного возраста, но мы не знаем, как избавиться от проклятия, перепробовав все известные методы: молитвы, святую воду, травы, заклинания, все, что только могло пригодиться. Но круг не разорвать и из него не выбраться. Мы даже не можем покинуть Адинвальд! Теперь вы понимаете, почему люди и я боимся вас и почему нужно поскорее уходить.

— Да, понимаю. Это ужасная история! Но, может быть, мы сможем помочь? Ведь я с друзьями все же не совсем обычные путники…

— Их мать была еще жива и лежала на смертном одре, когда Симиус и Эрио начали делить шкуру неубитого медведя – свое будущее наследство. Они забыли о чести и морали, поэтому бедная Анна, умирая, прокляла сыновей. Только изменив исход их вечной битвы можно заставить духов отправиться в иной мир, мир мертвых. Никто из нас на это не способен.

Неюки слушала и сосредоточенно вертела в пальцах свой амулет, потом встала, поклонилась мэру и сказала:

— Спасибо, что предупредили нас об опасности. Мы отведем солдат за пределы города. Потом решим, что делать. Возможно, мы сможем чем-то помочь.

— Я хочу вам верить, госпожа, но это слишком опасно. Мы обречены. Прошу, послушайтесь старика, уходите, пока можно.

По дороге к воротам девушка рассказала братьям эту историю. Парни всерьез задумались, но не стали принимать поспешных решений. Все выглядело довольно серьезно.

Генерал приказал солдатам не входить в город после заката и разбить лагерь в двух километрах от его стен. Так и поступили.

Неюки, Кейко, Сеичи, Мин и Матэ с парнями собрались у костра, чтобы разработать план совместных действий. Генерал находился в лагере, проверяя, никто ли не остался в городе. То, что рассказала Неюки, вызвало множество противоположных суждений. Кейко решительно скрестила руки на груди:

— Дело весьма необычное. Мы сражались с демонами, теньканами, но никогда не видели настоящих призраков. Я не знаю, что напугало меня больше. Как с ними бороться, если уже все испробовали? Нам нельзя применять наши Силы, иначе мы не сможем спасти людей, чьи тела они заимствуют, и все окажется бессмысленным.

— Кейко права, — согласилась Мин. – Рисковать мы не можем. И вообще, не кажется ли вам, что с нас вполне достаточно и того, что мы взялись помогать Лилиане, вторглись на территорию врага, и Адинвальд – часть владений Черной Королевы. Мы до сих пор не нашли ни единой зацепки, как искать Рэна! Еще и это?

Боевой Ангел внимательно выслушивала все мнения и вздрогнула, когда Мин заговорила о муже.

— Да, это так. Но нам необходим этот город ради провизии, лошадей и, возможно, даже людей, которые согласятся к нам присоединиться. Мы  не знаем, когда еще получится отдохнуть и сделать запасы. Быть может, это глупости, но сердце говорит мне, что мы должны попасть в замок Лунетты. Не знаю, говорит ли это во мне Сила или отчаяние и надежда, но я твердо уверена, что должна там быть. Я втянула вас в это и, разумеется, каждое сказанное вами слово – правда. Думаю, что вам стоит отправиться в лагерь. Я остаюсь.

Девушки молча переглянулись. Конечно, заниматься чужими бедами, когда по горло хватает и своих, мягко говоря, нелогично. Но позволила бы им совесть спокойно покинуть Адинвальд?

Сеичи подошла к Кийодо:

— Все нормально. Вместе – значит вместе. До конца. Но ты пойми и нас, мы очень устали и боимся того, что есть и того, что нас ждет. Это не признак малодушия. Однако же, Хранитель отдал жизнь за нас и верил, что мы посвятим ее служению Добру до последней капли, подобно ему, пожертвовав всем, ради нуждающихся.

— Хранитель верил в нас, — кивнула Матэ. – Мы не имеем права об этом забывать.

Закончив ужинать, друзья не спешили расходиться. Им было о чем поразмыслить.

Сэйя заметил, что Матэ сидела печальная, подбрасывая прутики в костер. Он накинул плащ ей на плечи и придвинулся ближе. Девочка тяжело вздохнула.

 — Почему грустим?

Курата покачала головой:

— Ничего, так просто.

— Я же вижу. Замерзла, плохо себя чувствуешь? Ты совсем не похожа на мою  жизнерадостную подругу! Куда ты ее дела?

Но шутка не подняла настроение юной воительнице.

— Сестра. Я никогда не разлучалась  с нею  так надолго. Мы всегда созванивались. Я так скучаю по Сирил! А вдруг они нуждаются в нас? А вдруг там не все хорошо, и кто-то напал на замок, пока мы здесь?

— Понимаю. Меня тоже пугают эти мысли, они не дают покоя. И тебе я помочь не могу… Какая польза от этой железяки?! – Он с досадой вогнал клинок Ночи в землю перед собой.

Волшебное оружие вдруг засветилось, особенно сапфир на эфесе, поверхность металла стала похожа на зеркало, в котором появилось немного заспанное удивленное лицо Сирил.

— Вы что делаете? Как такое возможно?

Друзья услышали радостные возгласы и обступили меч со всех сторон. Расспрашивая парня, какое заклинание он использовал?

— Ничего не понимаю,  — потерла глаза старшая Курата. – Я спокойно спала, но вдруг почувствовала приближение сильной магии. Мой талисман стал горячим и разбудил меня. А в зеркале на стене я увидела вас!

— Волшебство! Как вы там? Мы так скучаем! Все ли спокойно? Как королева? Как вам там? – наперебой загомонили подруги.

— Минутку, — сказала Сирил и куда-то пропала, а потом появилась вместе с Май Ан. – Теперь все в сборе. Все хорошо, мы помогаем чародеям восстанавливать земли, я учу управляться с металлом, совершенствовать орудия труда и заклинания, эта вот соня трудится в полях и садах, королевство понемногу возрождается, люди прославляют Лилиану и даже нас, молясь за ваше счастливое возвращение. А как это Сэйя такое сделал?

 — Да я понятия не имею. Вот пристали! Я разозлился на себя и на Меч за то, что бесполезны оба мы по-прежнему бесполезны, с размаху воткнул в землю и… Вот и вы!

— Делай это почаще, — рассмеялась Сирил.  – Если честно, хоть мы и очень соскучились, но здесь нам даже нравится. Май многому научилась у Лилианы! Раньше наши умения были направлены только на бой, на атаку. Мы даже не подозревали, сколько созидательных сторон у одного Дара. Как вы?

— Мы почти добрались до замка. То, что мы видим, просто ужасно. Похоже, что земли на грани гибели: королева не заботится о крестьянах, почти все  сёла и города страдают без воды и пищи. Те же, где с этим проблем меньше, мучаются от другой напасти – черной магии.

— То есть?

— Создается впечатление, что из самого Подземного мира всюду приходят призраки, демоны, потерянные души и оборотни. Это ужасно! В городе, возле которого мы раскинули лагерь вместе с войсками генерала, зверствуют два брата-призрака. Мы решили помочь жителям от них избавиться.

— С чего это вы взялись помогать врагам!? – возмутилась Сирил.

— Мы прошли много населенных мест и поняли, что люди не поддерживают королеву и сами едва выживают. Никто не хочет войны и не готовится к ней, люди боятся даже собственной тени! Нельзя просто оставить их умирать, смертные полностью беззащитны перед магией.

— Ну и пусть! – поддержала Май Ан. – Зачем вам-то ввязываться в их проблемы? Вы собираетесь помогать врагам!

— Они не сделали нам ничего плохого.

— Понятно… Все равно это глупо. Будьте предельно осторожны, это плохая затея.

Клинок погас, поверхность снова стала обычной.

Весь следующий день Неюки и Властительницы Стихий с братьями Хошино прочесывали город, пытаясь выяснить закономерность, с которой Симиус и Эрио выбирают новых жертв. Рихард Эвенгард тоже набрался смелости и следовал за ними, выступая посредником в общении магов и горожан. Едва начинала теплиться надежда на спасение.

Люди принялись молиться и кланяться гостям, целовать руки и дарить всякие вещи, чтобы отблагодарить чародеев. Ребята же с ужасом слушали новые и новые истории: в одной семье погибли муж и жена, в другой – брат убил сестру.

Но сильнее всего поразила история вдовы, сказавшей, что ее муж и сын убили друг друга, когда их телами овладели духи. Лицо этой женщины почернело от горя, волосы седыми прядями свисали из-под неаккуратно повязанного платка, под глазами были круги…

Когда она закрыла дверь, мэр печально покачал головой:

— Страшная потеря. Можете мне не верить, но еще несколько дней назад, до того, как все произошло, Марта была цветущей женщиной, радостной, заслуженно считалась одной из красавиц Адинвальда. А теперь?

— Не может быть! Сколько же ей лет?

— Тридцать семь.

— Мы думали, что это пожилая женщина! Она так сильно изменилась?

— К несчастью, да, — вздохнул мэр.

— Мы должны все это прекратить! – воскликнул Рики.

Сеичи содрогнулась и прижалась к Сэйе, она шепнула ему, сдерживая слезы:

— Как можно пережить смерть собственного ребенка… Как страшно…

— Все изменится, — шепнул юноша в ответ.

К концу дня, когда компания обошла практически все дома, в которых случилось несчастье, и солнце стало опускаться к горизонту, друзья разбились на группы по двое, решив патрулировать улицы Адинвальда в ожидании появления духов. Генерал собрался идти с ними, но Неюки отговорила. В случае непредвиденных обстоятельств он станет жертвой и ничем не сможет помочь. Брадиас Уоррен взвесил все факты и согласился.

Матэ и Рики настороженно шли по пустынной улице Адинвальда, прислушиваясь к звукам, доносившимся из домов. Вокруг не было никого.

— Я пока не заметила ничего такого, — прошептала девушка.

— Я тоже. Давай свернем сюда, — жестом указал Рики. – Здесь еще одна длинная улица, осмотрим и ее.

Неюки и Кейко иногда стучались в дома, если заподозрили плохое. Жители боялись открывать, но из-за двери отвечали, все ли в  порядке.

Сэйя и Мин обходили другие кварталы, Сеичи держалась неподалеку. Улицы сменялись улочками и переулками.

Когда Сэйя со спутницей подошли к площади, юноша вдруг обернулся. В темноте позади что-то мелькнуло.

— Мин! Стой здесь, я что-то увидел, там… — напряженно вглядывался в темноту юноша. – Пойду, посмотрю.

— Будь осторожен! Держи Меч наготове.

Сэйя принял облик Духа Ночи, в глазах вспыхнул зеленый магический огонь. Теперь он мог отчетливо видеть в темноте. Хошино медленно продвигался вперед, оглядываясь по сторонам, вслушиваясь в черноту. Ничего. Все было тихо, как и до этого. Он с облегчением вздохнул и повернулся к спутнице, улыбаясь:

— Все хорошо, мне показалось.

Он сделал шаг ей навстречу, когда за спиной парня возник светящийся силуэт.

— Сэйя! Обернись! – воскликнула испуганная Осуги и ринулась к нему, но было поздно. Призрак беспрепятственно вошел в тело синеглазого юноши, будто бы и не было магической ауры. Хошино пронзительно закричал и, корчась, рухнул на землю. Что-то словно разрывало его изнутри!

Мин застыла на месте, отчаянно желая спасти друга, но боялась к нему подойти ближе. Еще несколько мгновений Сэйя судорожно глотал воздух, но вдруг затих.

— Очнись! Ответь мне! Это ты?! – кричала Мин.

Холодный чужой голос, доносившийся будто бы из самого подземного мира, ответил ей:

— Имя мне – Симиус! Я найду тебя. Эрио! Ты слышишь меня?! – Человек закричал так громко, что с деревьев испуганно разлетелись ночные птицы. – Я вызываю тебя!

— Я здесь, мой враг, — ответил кто-то позади Мин. Она обернулась и в ужасе закрыла рот ладонью. Это был Рики.

Послышались быстрые шаги, на площадь выбежали Матэ, Неюки и Кейко с Сеичи, генерал Уоррен, стали сходиться люди. За несколько мгновений городская площадь была полна.

—  Они убьют друг друга… — всхлипнула какая-то женщина слева от Сеичи. – Если и маги не спаслись, то мы все обречены! Обречены! – Она потеряла сознание, кто-то рядом бросился приводить ее в чувство.

— Не говорите этого! Не бывать такому!

Мужчина покачал головой:

— Да что тут думать, права она. Никому не удалось спастись. Мы надеялись, что вы сразите их вашей магией, но все напрасно. Это конец. Наш и ваш.

 — Нет! – крикнула Сеичи. – Рики, Сэйя! Боритесь! Вы же сильные! Не позволяйте им управлять вашей волей!

Но Эрио и Симиус уже обнажили мечи. Ночь расколола вспышка  синей молнии. С земли взметнулись камни и обломки, осыпав горожан.

— Прекратите! – попыталась вмешаться Матэ и, приняв истинный облик, накрепко связала обоих братьев ветвями. Но не прошло и полминуты, как оба снова были свободны и ринулись в бой. От удара Эрио во всех домах, что выходили окнами на площадь, вылетели стекла, пошатнулся фундамент, некоторые покосились, упало дерево.

— Давайте я! – Воздух скрестила пальцы. – Щит Ветров! Стань между ними!

Пространство запульсировало, воздух сгустился. Враги ринулись друг на друга, но не смогли преодолеть невидимую преграду. Похоже, что затея Кейко удалась!

— Молодец! Держи крепко, а я попробую их образумить! – сказала Аи.

Она взлетела и опустилась рядом с черноволосым юношей:

— Сэйя, остановись же! Перестань! Это Рики, твой брат! Ну, разве ты не видишь!? Борись с призраком, он силен, но им движет ненависть и гнев, ты любишь брата, вспомни же!

Человек повернул голову, и Неюки вздрогнула: в его пустых глазницах была лишь непроглядная тьма. Это был уже не ее кузен…

— Имя мне – Симиус. Я убью Эрио. Сейчас! Не становись на моем пути, чужеземка, ты тоже умрешь.

— Только попробуй! – Аи ринулась к нему, но он выставил руку вперед, и синий энергошар отбросил девушку в другой конец площади, словно пушинку. Призрак использовал магию того, чье тело взял.

— Любимый, остановись! Что же ты делаешь?! – кричала Мин.

— Сэйя… Ты еще там, я знаю, я чувствую! – говорила Мидсунэ. – Не поступай так со мною… Ведь ты клялся, что все изменится, что никто больше не умрет в  этом городе! Сдержи обещание! Вернись ко мне!

Тело юноши замерло, на минуту он повернул лицо к Сеичи:

— Что ты сказала? Сеичи?

— Да, это я! Ты узнал! Борись! Не дай Симиусу завладеть тобой! Ради нас, ради всех!

— Бейся, трус, — крикнул Эрио. – Не смей убегать!

— Рики, ты делаешь мне больно… – упала на колени Мин. – Я же люблю тебя! Неужели ты об этом не помнишь… Я не смогу жить без тебя. Ни здесь, ни где-либо еще… Ты не оставляешь мне выбора.

Девушка подняла с земли один из больших осколков стекла и приставила к сердцу.

— Мин! – закричали подруги и хотели ей помешать.

— Ни шагу! Отойдите! Простите меня… Если я не могу спасти Рики, мне не зачем…

— Мин!

Из рук Эрио выпал меч. Он сделал шаг и повалился на землю, сотрясаясь в судорогах. От тела отделилась светящаяся фигура русоволосого юноши и замерла, паря в воздухе и глядя на Мин..

 — Я забыл, какая великая это сила – любить. Когда-то я так же любил моего брата. Но ослеп от гнева и желания наживы… — Он взглянул на Рики, который лежал без сознания. – Уходите. Я отпускаю его.

Мин разжала руку, выронив осколок, окрашенный кровью, и подошла к любимому, уложив его голову к себе на колени.

— Ты любил меня? – произнес Симиус, опустив меч. – Тогда почему?

— Мать всегда обожала тебя больше. Ты всегда был для нее самым лучшим. Не я…

— Это неправда. Она учила меня, чтобы я рос похожим на тебя, и всегда мечтала, чтобы мы никогда не разлучались. Бедная мать… Как мы оба ошибались…

Второй дух покинул тело Сэйи и поплыл к Эрио.

— Сможешь ли ты простить меня?

— Брат мой…

Призраки обнялись, сияние их стало ярче. Мягкий свет стал заполнять площадь, дома, деревья… Двое таяли в ночном воздухе, теряя очертания. Вспыхнув, они бесследно исчезли.

На рассвете все жители города собрались на пустыре. Старики, женщины, дети, подростки приносили к самодельному помосту охапки хвороста и личные вещи тех, что стал жертвами братьев, складывая их на соломенный настил.

Рихард Эвенгард, одетый в траурный камзол, обратился к людям:

— Сегодня горестный день. Этот погребальный костер мы воздвигли в память о тех, кто больше не с нами. Почти каждый житель Адинвальда потерял близкого человека. Мы помним их поименно… — Звучный голос произносил имена и фамилии погибших. Холодный ветер гулял по пустоши, вертел флюгеры на крышах домов, поднимал пыль на пустынных улицах. Все до единого жителя стояли здесь. – Но все же я хочу завершить этот список именами Симиуса и Эрио Тальди. Я скорблю вместе с вами. Пусть их заблудшие души обретут покой, мы же помолимся за тех, кто дорог. Благодаря мужеству и самопожертвованию этих чужестранцев, мы освободились от страшного проклятия. Этот огонь – символ печали и очищения. Он будет гореть в память об ушедших.

С этими словами мэр протянул два зажженных факела Рики и Сэйе. Парни заняли места по обеим сторонам помоста, подожгли хворост. Взметнулось пламя. Оно гудело и стонало, словно живое, возносилось к небу, ревело, словно раненный зверь. Многие плакали.

Неюки тихо подошла к Эвенгарду и спросила:

— Почему вы упомянули имена братьев-призраков? Ведь они же унесли с собою столько жизней, а вы почтили их наравне с остальными. Я не понимаю…

Рихард повернулся к ней, не отводя взгляда от пламени:

— Вы – другие, чужеземцы. Не поймете. Смерть делает равными всех: королей и нищих, убийц и церковников, пожилых и младенцев, грешников и праведников. По делам их будут судить на небесах, люди же не имеют права говорить, что плохо, а что хорошо. Если кто-то умирает, наш долг – почтить его и пожелать мира и покоя его душе.

Неюки молчала. Слова этого мужчины поразили девушку и заставили о многом задуматься. Перед внутренним взором мелькали эпизоды последних дней: Мин с окровавленным осколком у сердца, печаль в глазах призраков, ее мама, убитая горем вдова, похоронившая мужа и сына… Беловолосая воительница никак не могла понять, как женщина сумела простить убийцам смерть близких, и сейчас стояла вместе со всеми, молясь.

Вдруг все, что раньше думала Неюки, ее принципы, понимание мира показалось шатким и неправильным, иллюзорным. Стало страшно. Знает ли она, что добро, а  что зло настолько, чтобы подвергать жизни людей риску ради этого? Имеет ли она право отыскать Рэна и забрать его домой, оставив мир без Хранителя? Может ли она вести за собою людей, которые, возможно, не вернутся домой, так и не узнав, стоило ли это их жертвы…

На следующий день войска сворачивали лагерь, разбитый вдалеке от города. Радостный мэр и слышать ничего не хотел об отказе, когда Неюки сообщила, что отряды выдвигаются дальше и задерживаться нельзя.

— Не обижайте нас! Этот праздник – в вашу честь! Пообещайте мне, что уважите старика и жителей Адинвальда!

Неюки поблагодарила за приглашение, но попросила минуту, чтобы обсудить все с генералом.

Тем временем Матэ играла с ребятишками, которые счастливо носились вокруг  нее. Они не понимали, что именно произошло и как это важно, но даже воздух был наполнен предчувствием веселья и праздничного пира. Горожане то и дело подходили к девушкам и братьям, кланялись, благодарили, говоря, что уж и не помнят, когда в этих краях был повод для праздника, что они вернули им будущее, подарили городу второе рождение. Подносили разные подарки: корзинки с овощами и фруктами, копченое мясо, теплую одежду, оружие, лошадей. Но друзья понимали, что людям Адинвальда это нужнее, поэтому, чтобы не обидеть гостеприимных жителей, брали совсем немного, только самое важное.

На площади сколачивали длинные столы и скамьи, готовили маленький помост для оркестра, подвозили продукты, бочки с вином. Город украшали флагами и флажками, множеством факелов и лент.

Кейко и Неюки бродили вокруг, счастливо глядя на горожан, лица которых словно посветлели, в глазах искрилась радость и надежда.

— Разве это не самая лучшая награда, подруга? – с улыбкой спросила Неюки, держа под руку Такахаши. – Для меня еще свежи в памяти имена всех погибших, и это омрачает торжество. Я бы не очень хотела веселиться. Но посмотри, как они ожили! Люди не прячутся за толстыми стенами и глухими засовами, не боятся друг друга. Все благодаря Мин. Я и не думала, что она способна на такое, мне стало так страшно. А что если бы… Но теперь все будет хорошо. Жаль, что Рэн этого не видит… — Неюки украдкой вытерла слезы.

— Я уверена, он об этом узнает. Все будет хорошо, мы отыщем его. Ты сильная, держись, не сдавайся. Думаешь, если бы не ты, была бы Мин такой? А Рики и Сэйя? Ничего этого бы не было. Постарайся сегодня отвлечься от всех переживаний, мы заслужили небольшую передышку. Я очень хочу увидеть улыбку на твоем лице, моя милая! – Кейко крепко обняла подругу.

— Хорошо. Я постараюсь.

К девушкам подошли Осуги, Мидсунэ и братья. Вид у них был растерянно-смущенный и даже виноватый.

— Неюки, можно с тобою поговорить? – Сеичи посмотрела на Кейко, та молча кивнула и ушла.

— Что-то случилось, ребята? Вы как будто сами не свои. Я слушаю.

— Давай присядем? – взволнованно потащила ее за рукав Мин.

— Хорошо-хорошо! Не пугайте меня. Произошло что-то плохое?

— Нет, что ты, все тихо и спокойно. Но… — Сеичи посмотрела на Сэйю. – Может произойти что-то хорошее, если ты согласишься.

— Слушайте, не мучьте меня, говорите! Что вы задумали?

— Понимаешь, — начал черноволосый юноша, — после всей этой истории с призраками, с войной и принцессами, после твоих волос, после…

— Я поняла, и что же должно случиться после всего этого?

— Ну, в общем, мэр…

— Что еще придумал этот странный господин? – вскочила Неюки.

— Да ничего такого, только… Он предложил нам четверым по случаю праздника, чтобы местный священник (к нашему огромному удивлению, они  здесь в такое верят!) обвенчал нас на закате, устроив торжественную церемонию. Но мы сказали, что не дадим ответа, пока не спросим твоего мнения!

Повисла тишина. Четверо напряженно смотрели на подругу, которая не поднимала глаз и глядела себе под ноги.

Первой не выдержала Мин:

— Прости нас! Мы откажемся! Это ужасно! Как мы могли об этом думать, прости нас! Это несвоевременная затея, как же мне стыдно за наше малодушие… Забудь, что мы сказали! Я сейчас же сообщу генералу, что мы выдвигаемся!

— Глупости… — тихо сказала Неюки.

— Что глупости?

Девушка посмотрела на друзей с абсолютно спокойным выражением.

— Неужели вы и правда думали, что я стану вам мешать? Что заставлю вас отказаться от этой возможности из-за собственного положения? Разве я такая?

Все затихли, стало стыдно.

— Мы боялись ранить твои чувства, только и всего, мы не думали о тебе вот так. Просто это выглядело бы как… предательство.

 — Ерунда. Я не думаю так. И меньше всего хочу, чтобы из-за меня вы лишались и этого. Каждый из вас оставил дом и отправился со мною в бездну. Я никогда не смогу вас отблагодарить. Я всем сердцем желаю вам счастья, так всегда было, есть и будет. — Неюки подошла к друзьям и обняла их. Девчонки расплакались и прижались к ней. – Пусть сегодня станет для вас самым счастливым днем в жизни. А когда вернемся, сыграем ваши свадьбы еще раз, как положено. Договорились?

На закате все было готово. Площадь Адинвальда превратилась в один огромный стол. Везде горели сотни факелов, играла музыка, горожане смеялись, пели и танцевали. Никто не остался в стороне. В доме мэра Эвенгарда Неюки вместе с несколькими женщинами готовили Сеичи и Мин, на втором этаже Рихард и трое его слуг одевали Рики и Сэйю. Чтобы уважить жителей, подруги решили венчаться в традиционных свадебных платьях Адинвальда, которые им подарили местные мастерицы по случаю торжества. Мин облачилась в синее бархатное платье с глубоким декольте, расшитое серебряными нитями, широкие расклешенные рукава скрепляли браслеты из серебра, волосы убраны в элегантную прическу, которую украшали синие цветы и гребень с сапфирами. Сеичи надела золотистый атлас с завышенной талией, на шее висело золотое ожерелье с янтарем, в ушах серьги, а волосы собраны в высокий хвост, переплетенный золотой тесьмой. Кейко, Матэ и Неюки сказали, что будут в истинной форме  — этот облик нравился им больше всего, да и чувствовали себя девушки в них намного спокойней.

Братья выглядели по-королевски. Смокинги, которые они бы купили в Киото, не шли ни в какое сравнение с черными камзолами, высокими замшевыми сапогами с золотыми и серебряными пряжками, драгоценными обручами на лбу, идеально дополняющими весь образ.

Когда приготовления были завершены, обе пары вышли на площадь, где их усадили на почетном месте, чуть дальше расположились обе Стихии и боевой ангел. Горожане сходились со всех концов Адинвальда. Уоррен и пятнадцать лучших командующих тоже были здесь, их лично пригласил Рихард.

Когда он усадил гостей, то подошел к Неюки. Он был не один. Справа от мэра стоял красивый молодой человек лет двадцати двух, в белоснежной рубашке, черном кожаном жителе, очень похожий на Эвенгарда. Шелковистые пепельно-русые волосы, не по-мужски большие зеленые глаза, густые черные ресницы, прекрасное лицо с тонкими чертами и  идеальное телосложение делали его похожим на принца из сказки.

—  Прошу знакомиться. Это мой сын, Даниэль, он только что приехал из Ривии, я послал за ним с письмом, рассказать о великой радости, что пришла в наш город благодаря вам.

Юноша поклонился и обратился к гостям:

— Большая честь для меня. Вы спасли город от ужасной гибели. Этот праздник – наименьшее, чем мы можем вас отблагодарить и выразить свою признательность.

Кейко и Матэ сидели и, не моргая, смотрели на красавца, забыв о правилах приличия и хорошего тона, открыв рот. Юноша вежливо улыбнулся:

— Вы, вероятно, Кейко и Матэ?

Девушки оттаяли, кивнули и протянули руки для приветствия. Даниэль поцеловал каждую из них, вместо пожатия. Подруги разом покраснели и потупили взгляд.

 — Очень приятно, — сказал сын мэра. – А Вы, — он посмотрел на Аи, — и есть тот самый Ангел?

— Меня зовут Неюки. Прошу, сегодня я просто гость на этом чудесном вечере.

— Неюки… Какое нежное имя… Пожалуйста, позвольте мне быть вашим кавалером сегодня? – смущенно спросил он.

Рихард укоризненно посмотрел на сына и извинился перед девушкой:

— Прошу прощения, он еще слишком молод, а потому излишне прямолинеен. Наслаждайтесь вечером, никто не станет навязывать вам свое общество. Верно, сын?

Беловолосой красавице стало неудобно:

— Все хорошо, господин мэр. Мы – ваши гости и благодарим за прием. Поэтому я с радостью проведу этот вечер в обществе Даниэля. Прошу Вас, присоединяйтесь, — Она взглядом указала на свободное место рядом на скамье. Молодой человек поклонился и сел.

— Ну что же, теперь все собрались. Мы можем начинать.

Господин Рихард встал, поднял кубок, горожане замолкли и устремили взгляды на него.

 — Сегодня мы празднуем победу. Благодаря этим героям, у Адинвальда появилось будущее. Данное число отныне будет считаться днем второго рождения нашего города. Эти люди сделали каждому из нас неоценимый подарок — жизнь. Я думаю, что мы должны показать, как это важно. Здесь присутствуют две влюбленные пары. Госпожа Мин и господин Рики, а также его брат Сэйя и госпожа Сеичи. Святой отец Филипп и я решили обвенчать их здесь и сейчас, в знак нашего гостеприимства и любви. За будущих супругов!

Услышав эти слова, горожане наполнили вечерний воздух над площадью радостными возгласами, пожеланиями благополучия и долголетия, подняли кубки ароматного вина. Пары немного смутились от такого внимания, но присоединились к тосту, сияя от счастья и держась за руки.

— А теперь, прошу сюда, — сказал Рихард и подвел молодых людей к арке из сухих ветвей, украшенной разноцветными лентами. По обеим сторонам при полном параде стояли солдаты генерала Уоррена с факелами, образуя своеобразный коридор. Стихии, Неюки и Даниэль встали за спинами молодых, оркестр на помосте заиграл нежную протяжную мелодию. Отец Филипп, пожилой священник в коричневой рясе с позолоченным поясом, обратился к присутствующим.

— Согласно высшим небесным законам, мы собрались здесь сегодня, чтобы соединить жизни этих пар, как велит традиция Адинвальда, древнего города Королевства Камней, благословив милостью всевышней. Согласны ли вы, Мин и Сеичи, быть мужьям поддержкой, чтобы никакая подземная, наземная и надземная сила не смогла разъединить вас?

— Согласны.

— Согласны ли вы, Сэйя и Рики, быть женам защитой и опорой, беречь их жизни как свои, любить их до последнего вдоха?

— Да! – одновременно ответили братья.

Девочки-адинвальдки поднесли молодоженам четыре венка из узорчатых темно-зеленых листьев.

— Это венки из нашего священного дерева, хранителя земли. Оно никогда не вянет и не желтеет, всегда приносит плоды, сколько живут люди в этих краях. Обменяйтесь ими в знак единения, и пусть ваш союз станет таким же плодородным, а любовь – неувядающей, как это дерево.

После обмена венками влюбленные обменялись кольцами.

— Теперь вы супруги, перед глазами неба и адинвальдцев!

Радостный гул волной прокатился по площади, в воздух взлетели шляпы, венки, цветы и ленты.

Начался пир. Люди поздравляли молодых, поднимали кубки. Склонившись к новобрачным за столом, мэр с хитрой улыбкой сказал, что после празднества их ждут два дома недалеко от площади, которые люди приготовили молодым на сегодняшнюю ночь. Девушки густо покраснели, Рики закашлялся, Сэйя залпом выпил полкувшина холодной воды. Рихард звонко рассмеялся и похлопал парней по плечу.

Снова заиграли медленную мелодию. Множество пар вышло на танец.

Неюки с грустной улыбкой смотрела на молодоженов, кружившихся под музыку, на их лица, которые светились от любви и счастья. В глазах блеснули слезы, девушка прижала к груди обручальный перстень и вспоминала свою свадьбу, родителей, друзей… Учитель говорил мудрые слова, братишка Хо уплетал клубничные пирожные, прячась от мамы под столом, когда она журила его, вытирая платком перепачканные кремом ладошки… Любящие глаза Рэна, поцелуи, смущение и волнение… неудержимое желание… Комок в горле больно перехватил дыхание, но девушка старалась не расплакаться.

Сзади подошел Даниэль и деликатно спросил:

— Вы так грустны? Что-то случилось?

Девушка сделала пару глубоких вдохов, чтобы прийти в себя, и посмотрела на него. Встретившись взглядом с большими зелеными глазами, ей на миг показалось, что она смотрит на Рэна.

— Нет-нет. Не беспокойтесь. Это от счастья! Просто замечталась. Праздник так прекрасен!

— Тогда пойдемте танцевать, — Юноша протянул ей руку. – Думаю, друзьям Вас очень не хватает. Да и какой из меня кавалер, если моя спутница весь вечер сидит одна и грустит?

Неюки улыбнулась и протянула ладонь:

— Вы умеете уговаривать!

Кейко присматривала за Матэ, за которой ухаживали сразу несколько кавалеров, но и сама не осталась без внимания. Ей не давали отдохнуть от танцев.

Даниэль оказался чрезвычайно галантным кавалером, увлекательным собеседником и прекрасным танцором. Его обаяние и мягкий спокойный голос дарили ощущение уюта и безопасности. Зеленые глаза молодого человека, казалось, заглядывали Неюки в самую душу, от чего ей было трудно долго смотреть в  них, но и оторваться девушка была не в  силах.

Когда на башенных часах было уже далеко за полночь, попрощавшись с  Неюки и мэром, молодожены покинули площадь, чтобы уединиться в любовных апартаментах.

Беловолосой красавице стало еще тоскливей. Она смотрела на небо, прислонившись к дереву, но Даниэль нашел ее, предложив вина. Кийодо покачала головой, но юноша сказал:

— Когда не лечат слова, то врачует вино. Выпейте, это приободрит Вас.

— Спасибо. Извините, что порчу вам вечер. Я совсем никудышная компаньонка, разучилась веселиться.

— Ну что Вы! Просто я не знаю, как утешить Вас, и это тоже делает меня грустным. Вам скучно со мною… Подскажите, как мне поступить?

— Я немного устала от шума и музыки, давайте просто пройдемся по тихим улицам?

— С большим удовольствием, — просиял Даниэль.

Они шли по брусчатке вдоль главной улицы. Где-то вдали слышались звуки оркестра, отголоски смеха и пения, но здесь не было ни души, кроме них двоих.

Становилось прохладно. Неюки немного потерла ладони.

— Вам холодно? – спросил Даниэль.

— Нет, все нормально, — почему-то соврала Неюки.

— Вы дрожите. А у меня, как на зло, нет ничего набросить на плечи. Где Вы остановились?

— В доме Вашего отца. Я, Кейко и Матэ устроились на втором этаже. Они, наверное, уже дома, спят.

— Пойдемте, иначе можете простудиться!

Подул ветер, и Неюки поняла, что ее спутник прав.

— Я обо всем позабочусь, — сказал Даниэль, как только они вошли.

— Не стоит! Со мною и так масса хлопот, — запротестовала девушка.

— Поверьте, это приятные заботы, — он обезоружил ее улыбкой.

Сын Рихарда зажег несколько свечей и растопил камин, потом принес гостье чашку какого-то ароматного отвара.

— Пейте, это тонизирующий настой из целебных трав, не бойтесь. Меня в детстве им поила бабушка, когда я начинал заболевать.

— Большое спасибо. Он очень приятно пахнет!

Кийодо присела на диван у камина. Вскоре по телу разлилось благодатное тепло, она почувствовала себя совсем как дома, было так хорошо, спокойно… Даниэль присел на другой край и с улыбкой наблюдал за нею. Потом лицо его вдруг стало серьезным и грустным.

— Вы покидаете нас завтра?

— Да, войска отправятся дальше. Я и мои друзья тоже.

— Хрупкая леди в суровом мире… — тихо сказал он, глядя на огонь. – И никто не сможет отговорить вас от этого?

— Мне жаль, — покачала головой Неюки. – Нам очень понравился ваш город, но, увы, войска генерала Уоррена будут следовать к намеченной цели – замку Черной Королевы.

— Понимаю, — печально вздохнул Даниэль. – Всех увлекла эта безумная гонка.

— О чем Вы говорите?

— Большинство тех, кто владеет Силой, направляются в цитадель, чтобы служить королеве и ее целям. А те, кто ей не подчиняется, приходят туда не по своей воле. Мы – простые люди и вынуждены жить так, чтобы не вызвать ее гнева. Малейшее непослушание – и город выстоит меньше часа, прежде, чем навсегда исчезнет в огне и руинах. Вот почему мне так жаль, что именно Вы причастны к этому.

Неюки сначала даже не знала что ответить, поспешила заверить юношу в ошибочности его заключений:

— Вы причислили нас не к  той стороне. Мы идем сразить Лунетту, а не служить ей! Я, мои друзья и генерал поклялись в вассальной верности королеве Страны Лесов.

— О, да! – оживился Даниэль, но снова стал печален: — Все здесь понимают, что Лунетта всегда берет то, что хочет. Даже молодого короля. Но всех, кто сомневается в его добровольном пребывании во дворце, сурово карают, они больше не смогут сказать ни слова… Остальные молчат, потому что просто хотят жить.

— Это правда?

— Жестокость королевы превосходит во сто крат все самые страшные кошмары. Простите, если покажусь дерзким, но… Вы проиграете. Победить ее невозможно, даже вашими силами. Исход лишь один. Ее армии многотысячны, маги сильны и безжалостны, силы Лунетта черпает из самого Подземного мира. Прошу, остановитесь, пока это возможно! Вы погибнете, как и многие до вас. Откажитесь, я прошу!

Неюки молчала. Эти слова не были для девушки новостью, но они только усилили ощущение беспомощности в этой войне. Что она может против такой силы? Она погибнет, ее друзья, солдаты, генерал… Королевство будет захвачено. Все напрасно…

— Я хочу все оставить и вернуться домой. Но не могу. Жизнью клянусь, что сделала бы это, не раздумывая, если бы могла! – Девушка подняла на собеседника полные слез глаза.

Силы и надежды оставили ее. Кийодо не знала, что делать дальше, что говорить людям и друзьям, вверившим Неюки свои жизни.

— Не говори так, — тихо сказал Даниэль. Он смотрел на нее с такой болью и сожалением, что девушка ощутила себя совсем одинокой и отчаявшейся в чужом враждебном мире…

Красавец подсел ближе и осторожно взял за плечи, медленно привлек к себе, Неюки ощутила его дыхание на своей щеке. Не отрывая взгляда, он приник к ее губам. От этого девушка почувствовала головокружение, смутно осознавая, что же она делает. Вино, отчаянье, одиночество затуманили разум. Ей так хотелось перестать быть сильной, почувствовать, что она любима и желанна, хотя бы на одно мгновение… И она ответила на поцелуй, страстно прижавшись к Даниэлю всем телом. Юноша продолжал целовать губы, шею, обнаженные плечи, чувствуя жар ее кожи, как она прерывисто вдыхает, когда он касается ее талии. Мир растаял в свете камина. Неюки казалось, что это – та самая ночь, закрыв глаза, она чувствовала сильное тело, руки, прижимающие ее нежно и страстно… Ей было все равно, кто она и что делает. Только эти прикосновения заставляли ее сдаться. Обхватив юношу за шею, она коснулась его губ… И замерла. Она смотрела в глаза Даниэлю, когда на пальце сверкнуло обручальное кольцо, отражая отблески пламени. Неюки оцепенела, в ужасе осознавая, что едва не наделала. Часто дыша, Даниэль немного отстранился и спросил:

— Что-то не так?

Но слезы брызнули из глаз беловолосой гостьи. Она отчаянно замотала головой и вырвалась из его объятий, стыдливо прикрывшись накидкой. Молодой Эвенгард в замешательстве сел:

— Мне показалось, что ты тоже этого хотела… Я чем-то обидел тебя?

— Прости меня, пожалуйста. Я так виновата перед тобой и перед… Прости! – Она плакала. – Прости…

— За что ты просишь? Это я? Что я…

— Я замужем! – всхлипнула девушка.

Повисло молчание.

— Вот как… — спокойно произнес юноша, но остался сидеть на том же месте.

— Я поэтому здесь. Совет Семи похитил моего мужа, чтобы сделать из него нового Хранителя Света. Мы из другого мира. Там нет магии, Дар считается чем-то пугающим и опасным, а тех, кто им владели, в древние времена сжигали на костре и топили. Я ищу его здесь… И почти потеряла всякую надежду. Ты такой нежный, внимательный, умный, обходительный… Ты идеальный… Но… я не смогу его предать.

— Прости меня за все. – Даниэль погладил ее по щеке, и Неюки прижалась к его ладони. – Когда я только тебя увидел, то понял, что никогда не встречал и не встречу такого волшебного создания, как ты. Ты – мечта, призрак, фея… Когда я заметил тебя грустной, то решил во что бы то ни стало подарить радость. И когда ты ответила на поцелуй, я понял, что полюбил.

— Даниэль… — Слезы текли по щекам девушки горячими струйками. – Я должна была сказать… Сразу….

— Это бы ничего не изменило. Я полюбил тебя с первой секунды. И это – навсегда.

— Мне так жаль, что…

— Нет-нет, не жалей. Это невыразимое счастье – быть с тем, кто тебе дороже жизни, как бы долго или мало это ни длилось. Я знал, что ты исчезнешь. Но ведь сердце никогда не слушает доводы разума, да? – Кийодо увидела, что его глаза наполнились влагой. – Я могу попросить тебя на прощание? — Неюки кивнула. – Останься со мною до утра. Я не посягну на твои чувства и священное обещание, клянусь. Просто останься со мною, любовь…

Неюки все смотрела в его глаза, проводя рукой по шелковистым волосам, приблизилась, долго и нежно поцеловала в щеку и кивнула. Эвенгард лег на спину, протянув руку любимой. Она опустилась рядом, склонив голову ему на плечо, а ладонь все еще покоилась в его руке. Потрескивали поленья в камине, за окном больше не слышны были звуки музыки, все смолкло.

Часы на башне пробили девять. Неюки открыла глаза. Она лежала на диване, одна, укрытая накидкой. На втором этаже был слышен разговор Матэ и Кейко, они о чем-то спорили. Раздался звук шагов по лестнице.

— Доброе утро, Неюки! Как спалось? Извини, мы вчера покинули тебя раньше. Просто устали танцевать и развлекаться. Оказывается, от этого тоже можно утомиться. Ты не злишься на нас? – виновато обняла девушку Матэ.

— Конечно нет, все в полном порядке. Наши новобрачные спят еще, наверное? Что слышно о генерале?

— Да что ты, этому все ни по чем! С семи часов вместе с отрядами собирается. Уж почти все готово. Да и наши влюбленные прибыли вовремя. Ты дольше всех спала. Сейчас поедим – и в путь. Там, похоже, весь город собрался проводить нас. Мы на кухню.

Девушки ушли. Кийодо поднялась с дивана и принялась поправлять покрывало. Под углом подушки лежал конверт.

«Я всегда буду тебя любить. Найди то, что ищешь. Слушай сердце, оно не обманет. Не сдавайся. И прощай. Даниэль»

Неюки прижала записку к груди.

— Спасибо тебе. Даниэль…

Маленький листок с буквами быстро сгорел в почти погасшем камине.

У ворот Адинвальда собрались все жители. Рихард Эвенгард стоял один, без сына. Друзья снова облачились в походную одежду, войска построились, телеги с провиантом и оружием были запряжены бодрыми лошадьми, которые рыли копытом землю, с нетерпением ожидая момента, когда двинутся в путь. Неюки сидела на красивой белой лошади на новеньком кожаном седле. И то, и другое ей подарил мэр.

— Благодарю вас от имени всех людей Адинвальда. Мы будем молиться за вашу победу, — отсалютовал Рихард.

— Прощайте! – помахали рукой друзья и тронули коней за поводья.

Они удалялись от этого странного и такого гостеприимного города. Здесь впервые за долгое время ребята по-настоящему ощутили свою важность и необходимость, влюбленные обрели счастье, которого Неюки только ждала. Молодожены ехали немного поодаль от остальных, тихо смеялись, целовались, перешептывались и игриво задевали друг друга. Кейко и Матэ только улыбались, понимая их многозначительные пламенные взгляды. Неюки ехала, глубоко задумавшись. Она не могла забыть эту ночь и те слова, что прочла. «Не сдавайся…», — повторяла она себе. Беловолосой воительнице было очень стыдно за то, на что она едва не решилась вчера, поддавшись соблазну и отчаянию. Но в этом никто не был виноват. Даниэль слушал сердце, а  она просто хотела забыться.

Но сильнее всего ее мучили не угрызения совести, а  то, что говорил юноша о предстоящем бое. Неюки не стала пересказывать его слова друзьям. Им столько раз вместе удавалось выпутаться из самых сложных и опасных ситуаций! Но девушка понимала, что многим в этом они были обязаны Хранителю, Кимико, Учителю и Рэну. Теперь некому было молиться и заступиться за них. Оставалось только верить в себя и доверять близким, идя до самого конца.

Увидев, как изменилась жизнь Адинвальда с их приходом, воительница понимала: небо прислало их сюда. Дело было не в Лилиане и Дэмиане. Они были нужны здесь, этим людям, как и, возможно, многим другим, страдающим от демонического правления Черной Королевы. «Что было бы, если бы я нашла Рэна? Прямо сегодня? Смогла бы я бросить этих людей ради собственного счастья? Отказалась ли от долга, от того, зачем была рождена особенной? И в этом пути, который я продолжила, остались бы мой любимый и друзья, или предпочли бы справедливо отправиться домой? Кто я теперь и зачем здесь? Но мы, во что бы то ни стало, отыщем Рэна…».

 

 

За окном было уже совсем светло. Рэн потер глаза рукой, потянулся и встал с кресла. Выстиранные вещи лежали на постели. Странно, он не слышал, чтобы кто-то входил в комнату. Это не понравилось беловолосому воину. Обычно он спал очень чутко, и бдительность никогда его не подводила. Наверное, сказывалась усталость и переживания, ванна и мазь. Рэн разбинтовал ладони и снял повязки. Невероятно! Он не верил глазам: от травм не осталось и следа, ладони были совсем гладкие, даже шрамов не видно. Кимицунэ решил, что при случае непременно выведает секрет чудодейственного снадобья.

Он спустился вниз, в зал, где стоял трон. У тяжелой двери его встретила сама хозяйка замка, которую четверо слуг несли в открытом паланкине.

— Доброе утро, Рэн! Хорошо ли ты отдохнул?

Он слегка поклонился:

— Да, королева. Как ты чувствуешь себя сегодня?

— Дома мне стало немного лучше. Я обрела себя. Спустимся на площадку перед входом. Мне следует представить тебе моих верных помощников. Но не пугайся их внешнего вида. Ни один из них не осмелится ослушаться меня, будь уверен.

Рэн с подозрением и опаской посмотрел на Лунетту, но решил проследовать за нею.

«Площадка» перед дворцом оказалась громадной. Боевой Ангел чувствовал огромную Силу, и она была ему совсем не по душе. Все было пронизано древней черной магией и каким-то странным энергетическим потоком, но Кимицунэ не мог определить ни его вид, ни источник.

Лунетта опустилась на трон. Когда юноша обернулся, чтобы посмотреть, куда указывала ему повелительница, то едва не лишился дара речи. Тело перестало слушаться, и он оцепенел от ужаса.

Прямо перед ними выстроились войска, словно только что вышедшие из врат подземного мира: замерев, на королеву и ее спутника взирали около двух сотен полудемонов всех рангов, упыри, вампиры, оборотни, горгульи и более мелкая нечисть. В сравнении с ними, с этим количеством, теньканы и их Хозяин были просто шумными привидениями, пугающими туристов в старом парке!

Кимицунэ крепко сжал рукоять Меча Божественного правосудия, готовясь в  любой момент вступить в  схватку, если кто-то из них надумает напасть. Но боевой ангел понимал, что этот сброд – не самое страшное, а всего лишь послушное стадо, живой щит, движимый жаждой крови и свирепой яростью. Основную силу представляли собою шесть некромантов-чернокнижников. Чрезвычайно коварные и могущественные маги владели всеми темными силами, могли создавать чудовищ и поднимать на бой мертвых, творить страшные проклятия и многое другое.

Лунетта величественно подняла руку и обратилась к войскам:

— Мои воины! Я вернулась в свои владения, осмотрев все земли. Теперь мне известно каждое слабое место, каждая брешь в нашей защите. Человек, что стоит рядом со мною, – Боевой Ангел Риэ. Он спас меня от смерти, когда я оказалась беспомощной перед опасностью, и поклялся, что взамен на мою услугу поможет в войне против Края Лесов. Теперь он – такой же, как и мы, поэтому равным примет участие в организации военных действий. Войска противника будут здесь к концу недели. Мы разобьем их под стенами цитадели и победоносно вступим на новые владения, которыми станем править мы с королем Дэмианом! Военный совет соберется сегодня в полдень в тронном зале. Мы разгромим врага на нашей территории и отпразднуем победу!

Зычно гаркнув, разношерстное отродье в доспехах отсалютовало королеве и разошлось по казармам, чернокнижники поклонились своей повелительнице и проследовали в замок. Остались только королева, слуги, что носят паланкин, и Рэн.

— Впечатляюще, не правда ли? Самые жуткие создания, жестокость которых не знает границ, великие некроманты подвластны мне, молодой королеве, да еще и калеке. И что же? Ни один из них никогда не посмеет усомниться в моей силе. Что скажешь?

Рэн не мог подобрать слова. Те, с кем ему Судьбой было предначертано сражаться до последней капли крови, к этим существам она его прировняла?! Теперь он – черный маг? Чему теперь служит его Меч?!

Кимицунэ мутило от одного только их вида, кровь закипала в жилах, так хотелось стереть этих тварей с лица земли! Но он должен был сдерживать чувства и не показывать их королеве. Да, теперь он понял, кто же на самом деле был перед ним – чудовище, способное управлять еще более страшными созданиями. Какой же магией и властью должна была распоряжаться Лунетта, чтобы они беспрекословно слушались?! Кимицунэ под кожу пробирался холодок, подползая к самому сердцу, сжимая его в кольцо. Молодой человек стал осознавать, кому поклялся в верности священным словом Риэ…

Но она дважды спасла ему жизнь. Кимицунэ не мог этого объяснить. Когда Лунетта его нашла, он был едва жив, и она не знала, кто он и откуда. Но вместо того, чтобы взять его в плен или просто убить, она выходила, вылечила и спасла Рэна.

— Ты – великая правительница.

— Приятно слышать это именно от тебя, друг мой! Нас уже ждут. Идем?

— Да, идем.

Слуги понесли Лунетту, Рэн шел рядом. Они поднимались все выше и выше по широким ступеням. Юноше не хотелось ни о чем говорить, он пытался пережить то, что увидел и услышал. Разум Кимицунэ отчаянно искал выход из сложившейся ситуации, но пока не находил. Он уже не сомневался в том, что так называемые враги Лунетты – это сторонники добра. Иначе она не ненавидела бы их так люто. Именно по этой причине Рэн должен был остаться и придумать, как не только выжить самому и обезвредить силы черной королевы, но и спасти тех, кто решил выступить против них.

— О чем задумался? – спросила девушка, мельком взглянув на спутника.

— О будущем плане действий. Я еще никогда никем не командовал.

— Ничего, предоставь работу опытным в этом деле. Я прошу от тебя только совета, подсказки, и к тебе прислушаются, уверяю. Способностей моих магов вполне достаточно, чтобы остановить легионы. Магия Боевого Ангела необходимой окажется лишь в том случае, если возникнут непредвиденные обстоятельства, неизвестные мне силы. Тогда в бой вступишь ты.

Юноша не успел ничего ответить, они вошли в зал.

В самом центре стоял огромный стол, вокруг которого на полу была начертана шестиконечная звезда с незнакомыми Рэну символами по углам. Лунетта села повыше, чтобы все видеть. Шестеро колдунов, стоящих возле каждого конца звезды, смолкли, а над поверхностью стола возникла голограмма карты земель, на которой все двигалось: реки текли, деревья шевелились от ветра, из облаков шел дождь… Здесь было все: от пары домиков — до крепостей в мельчайших деталях. Сначала парень подумал, что это достижение науки и технического прогресса современного ему столетия. Но все, что он видел, поддерживалось только заклинаниями некромантов. Потому у Кимицунэ не укладывалось в голове, как здесь, где все соткано из магии, но нет элементарных удобств, можно было воссоздать такую живую картину всех владений Лунетты.

— Ты поражен, верно? – рассмеялась девушка. – Это еще пустяки. Даже мои предки умели создавать такие вещи и успешно ими пользовались. Смотри! – Она прикоснулась пальцем к изображению своего замка на карте, парящему над поверхностью стола. Объект мигнул, и перед присутствующими возникла двухмерная модель крепости с детальным планом входов, выходов, всех внешних и внутренних построек.

— В жизни ничего подобного не видел! Это же технологии будущего. Но такое можно сделать только с помощью техники и тонкой электроники.

— Я не понимаю значения слов, которые ты называешь, но для нас это – высококлассная магия. Альцер, Бертран, Вельдемин, Гведас,  Дардэн, Эдальд, откройте мне карту территории, где будет проходить битва. Прекрасно! Я предлагаю…

После трехчасового совета Рэна охватило отчаяние. Когда некроманты ушли, он попросил черноволосую повелительницу разрешить ему удалиться к себе, чтобы лучше все обдумать.

Для первого дня юноша услышал даже больше, чем опасался. Замысел Лунетты был настолько зверски жестоким, что Рэн не мог понять, откуда в ней, этой хрупкой девушке так много ярости и изощренной жестокости? Как мог он так наивно обмануться, встретив ее?

Он, сам того не понимая, продался в рабство и затянул петлю на шее. После событий последних часов, Кимицунэ готов был нарушить данное им слово. Но теперь он знал план черной правительницы и мог обезвредить часть ловушек, предупредить людей и попытаться сделать так, чтобы они поверили в его добрые замыслы и послушались его советов. Он, вероятно, мог бы убить ее, но эта жертва была бы не так важна. Ее слуги, несравнимо превосходящие его если не по силе, то количеством, разорвут Рэна на кусочки в ту же минуту, но закончат то, что было задумано.

Мысли о том, где именно находится Неюки, куда отправилась на его поиски, не оставляли Кимицунэ ни на минуту. Как вырваться из замка, чтобы найти ее? Да и сможет ли он сделать это теперь…

А вот Лунетта, кажется, всецело поглощена планированием будущего сражения, и думать забыла о возлюбленном? Вернувшись в крепость, она разительно изменилась и, видимо, перестала притворяться.

Рэн не спеша вошел к себе в комнату, положил Меч на край постели, приблизился к окну. Сколько хватало взгляда, простиралась пустошь, обрамленная пиками острых скал. Солнце клонилось к горизонту, временами скрываясь за облаками, похожими на тонкие листья бамбука, а над левой башней крепости уже показались обе луны.

Кимицунэ прислонился лбом к холодному стеклу:

— Неюки… Где же ты? Кто с тобою рядом? Чья земля чувствует твои шаги, чей воздух наполняет легкие? Я с каждой минутой умираю без тебя. Почему мы? Почему именно с нами…

Рэн сжал кулаки. Слеза скатилась по подбородку и упала на подоконник.

Юноша достал дорожный плащ с капюшоном, спрятал на спине меч, надел простую шерстяную рубашку, штаны, невысокие сапоги и вышел из комнаты. По пути ему встречались стражники, но они не посмели задержать его, а только недоброжелательно зыркали в его сторону, молча провожая взглядом. Рэну было наплевать. Официально он был теперь советником королевы. Кимицунэ хотелось прогуляться, чтобы вырваться на воздух из этого жуткого места, изучить окрестности, чтобы знать, где установят ловушки.

У главной лестницы двое огромных упырей скрестили алебарды, преграждая дорогу гостю.

— Пропустите!

— Нет такого приказа, — буркнул один.

— Кто приказал не выпускать меня?

— Я, — раздался голос позади, и из темноты коридора навстречу шагнул некромант Гведас, высокий сгорбленный старик со смуглой кожей, седыми волосами и пронзительным взглядом. Он скрестил сухие руки на груди и ухмыльнулся, обнажив белые острые зубы. – Это для твоей же безопасности, Боевой Ангел.

— Я способен себя защитить, — отрезал Рэн.

— В цитадели тебя никто не тронет. Но за ее пределами даже ты не проживешь и получаса. Здесь, знаешь ли, всякое случается… — Чернокнижник замолчал, не договорив.

— Не беспокойтесь. Я просто хочу подышать ночным воздухом и не уйду далеко. Это же разрешено?

— Тебе никто не запретит. Но я предупредил, а там… как знаешь.

Некромант отвернулся и исчез в темной арке. Упыри развели алебарды.

Рэн накинул на голову капюшон и вышел из дворца, но не стал следовать тем путем, которым пришел сюда, а пересек мост, опускавшийся с другой стороны крепости в земли за нею.

За горой он увидел поселение. В сумерках дома казались почти черными и покосившимися. Некоторые постройки совсем прохудились: на фоне закатного неба в крышах зияли дыры. Кое-где в окнах совсем не было стекол, дома стояли нежилые. Только ближе к центру Рэн увидел тускло освещенные факелами лавки, кузни, трактир и спальные бараки для ремесленников.

Он шел по узкой улочке между домами, стараясь не особо попадаться на глаза прохожим, посильнее надвинув капюшон на лицо. Те, кто с ним встречался, либо обходили юношу стороной, опасливо поглядывая ему вслед, либо просто не замечали.

Кимицунэ зашел в трактир и сел в дальний угол, куда почти не падал свет факелов. В таверне оказалось много народа: они ели, пили, спорили, бранились, многие просто напивались в одиночку. Женщин было мало, но выглядели они куда более опрятно, чем мужчины: простые платья незамысловатого покроя, выдержанные в одном цвете, черные передники, никаких украшений, но довольно приветливые лица.

Внезапно Рэн увидел в дальнем конце комнаты уродливого оборотня в королевских доспехах, явно из войска Лунетты. Он что-то сквозь зубы рычал трясущейся от ужаса девушке, но та лишь молча смотрела то на зверя, то на людей, сидящих за столами. Некоторые из присутствующих искоса посматривали в их сторону, однако никто даже не поднялся с места. Боевой Ангел неотрывно следил за каждым движением и заметил, что рука оборотня держит кинжал у ребра несчастной. Рэн встал из-за стола и направился к ним.

— Отпусти ее, — сказал Кимицунэ, нащупывая под плащом рукоять в ножнах.

— Отвали, пока цел! – рыкнул зверь.

— Я ясно сказал, отпусти девушку.

Оборотень свирепел с каждой секундой. Народ в харчевне оживился. Очевидно, не часто кто-то вступался за них против слуг королевы, тем более чужеземец.

— Она пойдет со мной! Но сперва я тебя прикончу. – Оборотень отшвырнул жертву, девушка спряталась под стол, дрожа от страха всем телом. Затем монстр вытащил увесистую булаву и замахнулся. Юноша ловко увернулся от удара и приставил меч к брюху твари:

— Не здесь, снаружи, – коротко сказал Кимицунэ, кивнув в сторону выхода.

Оба вышли за дверь. Через миг посетители услышали яростный звон металла, грохот, вой. Потом все затихло. Люди в трактире с ужасом ожидали, кто же войдет обратно. Если это окажется оборотень, то, скорее всего, он покарает жителей за непокорность. Но если…

Дверь медленно отворилась. Кимицунэ шагнул внутрь, убирая в ножны меч. Он застегнул плащ пряжкой и вытер обратной стороной ладони кровь, струйкой стекающую из рассеченной губы. К нему подбежала та самая девушка.

— Господин! О, господин! Спасибо Вам! Я жизнью обязана! Где этот мерзкий тип? – Она испуганно взглянула на дверь.

— Не бойся, больше он не причинит тебе вреда.

— Вы убили его?!

— Да, и с большим наслаждением.

— Ах, господин… — всхлипнула девушка и со слезами бросилась ему в ноги.

— Немедленно встань!  — юноша быстро поднял ее с колен. – Я сделал то, что должен был.

— Нет, чужеземец. Такого здесь давно никто не делал, — сказал хозяин таверны, вытирающий кружки за стойкой. – Не осуждай нас за то, что не помогли. Мы так живем. Если бы кто-то выступил против, то поплатился бы своей жизнью и жизнями родных. Это точно. Королева наказывает непокорных. Ты спас Тэльму, но скоро сюда придут и другие, и помочь им будет некому.

— Почему вы позволяете? – встал из-за стола Рэн, услышав эти слова.

— А куда нам деваться, господин? Никто из жителей не хочет войны. Но Лунетта контролирует все земли железной рукой, не оставляя выбора. Здоровых и молодых мужчин уже почти не осталось – всех завербовали в ее войска. Тех, кто отказался и сопротивлялся, проучили: их детей прислужники черной Королевы увели в цитадель, а оттуда отослали рабами на каменоломни.

— Невероятно… — прошептал Рэн. Его бросило в дрожь, когда представил картины расправы и заплаканные глаза ни в  чем не повинных детей, закованных в цепи.

Где-то далеко завыл рог. Трубили общий сбор. Люди в харчевне быстро поднялись с мест и вышли на улицу. Кимицунэ решил последовать за ними, смешавшись с толпой. Посетители харчевни словно и забыли о его существовании, каждый стремился первым попасть на площадь. Откуда все настойчивей доносился призывный вой.

— Что происходит? – спросил он у встречного.

— Ох, господин! Общий сбор. Должны прийти все. Это трубят слуги королевы.

Люди молча шли. Юноше было странно видеть это. Сперва он хотел подойти поближе к помосту посреди площади, но раздумал. Рэн не хотел, чтобы его заметило слишком много народа. Он и так выказал себя в таверне, наделав столько шума.

Стемнело. Люди держали факелы, на помосте было очень светло: по периметру площадку окружали огни. На помосте стояли две фигуры в черном и несколько вампиров. Боевой Ангел сразу узнал Бертрана и Вельдемина – некромантов. Кимицунэ сильнее спрятал лицо.

Остановившись в  тени одного из домов, он принялся наблюдать. Люди ждали.

— Мы узнали, что вчера кучка крестьян устроила диверсию под стенами цитадели. Они подожгли несколько возов с продовольствием и снаряжением и украли воду! Стража крепости поймала преступников, — сказал Бертран.

По площади пронесся вдох ужаса. Люди испуганно переглядывались. Кто-то молился. Рэн внимательно следил за происходящим.

— Мы выяснили, что это были ваши соплеменники. Именно вы подослали их в замок, поэтому будете наказаны. А заговорщики умрут.

На помост выволокли восьмерых мужчин и двух женщин. Они еле держались на ногах от побоев и пыток, одежда превратилась в пропитанные грязью и кровью лохмотья, все тело покрывали рваные раны, но люди гордо держали головы. Когда Вельдемин подошел к женщине, она изловчилась и плюнула ему в лицо. Чернокнижник вытер рукавом, посмотрел на пленницу и взмахнул рукой. Толпа вскрикнула. Тело женщины в мгновение превратилось в кровавую массу, бесформенно рухнувшую на землю. Кимицунэ с трудом сдержал тошноту. Если бы он не видел происшедшее собственными глазами, то не мог бы сказать, что прежде это был человек.  Придя в себя, он схватился за меч, но в эту минуту его кто-то тихо тронул за руку. Это была Тэльма.

— Не нужно, господин… — обреченно прошептала она, заглядывая в лицо воина. – Будет только хуже. Вы никому не поможете. Они знали, на что шли. И мы знали. Бороться с королевой бессмысленно, мы можем только пытаться выживать.

— Я не могу просто стоять здесь и смотреть!

— Господин, Вы не спасете всех  в одиночку. Прошу, покиньте наши земли как можно скорее. Если позволите, то я последую за Вами. Мне теперь все равно, кто Вы такой и куда идете! Я буду готовить, стирать, ухаживать за Вами. Только заклинаю: заберите меня с собою! – заплакала девушка.

— Я не могу, прости меня. Я должен что-то предпринять. Туда, куда мне нужно, я пойду один. Прости.

— Но, господин… — Она вцепилась в полы его плаща так, словно сейчас от этого зависела ее жизнь.

— Нет. Но я сделаю все, чтобы происходящее больше не повторилось.

На помосте взметнулся столб пламени, и над площадью раздался предсмертный крик. Вельдемин и Бертран магией заживо сожгли пленников. Люди внизу плакали и молились.

— Так будет с каждым, кто осмелится восстать. Вы надолго запомните урок.

Рэн достаточно наслушался и насмотрелся, и собрался уходить. Над толпой взметнулось белое пламя, потом еще и еще. Это чернокнижники воспламеняли магическим огнем людей, чтобы «закрепить урок». Крестьяне в панике метались по площади, кричали, разбегались, кто куда. Пытаться тушить загоревшиеся тела не имело смысла. Во Дворце Рэн учил, что волшебный огонь может погасить только его творец.

Вокруг помоста все быстро опустело. Некроманты и их эскорт исчезли. Было жутко смотреть, как плачущие мужчины и женщины на полотнищах уносили груды обугленных костей – все, что осталось от жертв.

Пока Тэльма, шепча молитвы, смотрела на эту картину, Рэн незаметно исчез, скрывшись в ночных улицах. Ему невыносимо было глядеть в глаза девушке, осознавая, что ничем не может помочь ей сейчас.

Он быстро направился в крепость, решив составить план собственных действий. Учитель всегда говорил, что написанное небом предопределено и неизбежно. Если Судьба привела его сюда, значит, он должен что-то изменить в ходе этих событий.

Кимицунэ прошел мост в полном одиночестве. Едва оказавшись внутри, но встретил Лунетту.

— Прогуливался?

— Да, хотел подышать.

— Где же ты побывал? – сощурилась девушка.

— Осматривал скалы вокруг замка. Пустынно так…

— На моей территории подземные воды проходят слишком глубоко. Поэтому почва мало где способна быть плодородной. Питьевую воду достать крайне сложно. Моим воинам проще. Они пьют кровь. А мне воду доставляют из источника высоко в горах.

— Кровь… — задумавшись, повторил Рэн.

— Не беспокойся, они убивают только животных

— Это не мое дело, — нарочито небрежно сказал Боевой Ангел. – Я пойду к себе, прогулка навеяла сон.

— Конечно, завтра нас ждут великие дела. Мы начнем подготовку к наступлению, расставим ловушки и проверим войска. Спокойной ночи, Рэн, — улыбнулась черноволосая девушка.

Юноша поклонился и зашагал дальше по коридору.

Этой ночью спать он не мог совсем. Перед глазами мелькали лица людей из поселка, Тэльма и ее глаза, картина убийства, живые люди, горящие, словно факелы. Самым приятным, что произошло за эту ночь, была схватка с оборотнем у трактира. В каждый взмах Меча Божественного Правосудия Рэн вкладывал всю боль, всю злобу, ненависть к подобным мерзким тварям, отчаяние и ярость к собственной судьбе. Когда Кимицунэ прикончил чудовище, то испытал хотя бы временное облегчение. Будь чуть больше времени, он бы каждую ночь охотился на них!

Каждая частичка Рэна противилась тому, что теперь он должен воевать на темной стороне. Не за это отдала свою жизнь его мать, не за такое будущее своего сына.

Сейчас Рэн ненавидел себя за то, что ничего не предпринял там, на площади, не уберег людей, не выступил против чернокнижников и не убил королеву до того, как она вернулась в замок.

Так много причин сдаться… И всего один аргумент в пользу жизни – Неюки. Он нужен ей и должен ее найти. Во Дворце, в Ущелье Погибших, здесь, в замке мысли о ней были той силой, которая не позволяла Кимицунэ сдаться и пасть духом. Он часто смотрел на обручальный перстень, вспоминал свадьбу, те минуты, когда они оба стояли в темноте у окна, постель… все это поддерживало в нем надежду, заставляло снова и снова двигаться вперед. Это была настоящая любовь!

А что же за человек мог полюбить Лунетту? Что-то не сходилось: зачем другой королеве идти на верную смерть за человека, который ее не любит, а                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             предан этой дьяволице? Здесь крылся обман. Разум Кимицунэ отчаянно цеплялся за эту мысль, предчувствуя, что она приведет к разгадке. Тревожное, но обнадеживающее предчувствие охватило беловолосого красавца.

Он вскочил с постели и стал мерить шагами комнату, анализируя все, что он узнал о королеве и ее планах. Если он узнает, что произошло с будущим королем этих земель, то будет лучше разбираться в ситуации. Если принц достаточно силен, чтобы стать мужем Лунетты, то почему позволяет ей, калеке, самой править армией? Неужели будущий король прячется за спиной девушки? И почему до сих пор не потребовал привести к нему того, ради кого его любимая пожертвовала собой? Несмотря на все это, королева вовсе не выглядела слабой или несчастной: та королева, что сейчас была в замке, и та, что закрыла собою Рэна, казались абсолютно разными людьми. Следовательно, она чего-то не договаривает о своем будущем короле и… А если принц вообще ее не любит?

От этой мысли Рэн даже остановился. За это недолгое время юноша достаточно узнал о королеве, чтобы не верить ни единому ее слову. Конечно же! Принц – это лишь повод развязать войну с целью захвата богатых территорий и безраздельного правления в этом мире! Да-а, лицемерию и подлости этой мерзавки не было границ. Но как тогда объяснить ее самопожертвование ради Рэна? Ведь она не знала, каким Даром он обладает, способен ли вернуть ее к жизни… Нелогично.

Но беловолосый маг вдруг вспомнил, что там, на площади, произнося речь перед войсками, она не сказала, что пострадала из-за него. Она устроила все так, словно Рэн добровольно перешел на ее сторону, по собственной инициативе.

На следующий день все проходило согласно намеченному плану. Некроманты, Рэн и королева на лошадях осматривали будущее поле битвы – пустошь перед цитаделью. Только у ее левой границы возвышалась гряда скал, все остальное пространство было как на ладони. Можно укрыться за перевалом, но преодолеть его было совсем не так легко, это Кимицунэ знал не понаслышке.

Чернокнижники читали заклинания, усиливая щит, охраняющий пустошь и саму крепость. Когда всадники продолжили путь, юноша убедился, что они не вернутся, и начал ослаблять их магию. То, что должно было убить на месте – лишь обездвиживало, что подало бы сигнал о проникновении – отсрочено.

Кимицунэ применял все свои знания, словно обезвреживая мины. Ослабить ловушки и при этом не попасться самому, чтобы их творцы не почувствовали обман, было крайне сложно и опасно. Он надеялся, что перед самым боем некроманты не станут проверять их повторно, иначе все пропало и его казнят.

Во второй половине дня беловолосый воин наблюдал, как легионы нечисти и людей тренировались в бою на мечах, топорах, с булавами, используя магию или только физическую силу. Королева внимательно смотрела, сидя на лошади, с  гордостью рассказывала Рэну о выносливости и безжалостности своих воинов. Юноша с ужасом думал: какой бы сильной не оказалась армия Королевства Лесов, у них практически нет шансов на победу.

Следующий день Кимицунэ посвятил расстановке защиты внутри самой крепости. К закату ему уже казалось, что никто не сможет не только попасть внутрь, но и вырваться наружу.

Едва солнце стало гаснуть, на четвертый день на горизонте показались войска противника. В цитадели на стенах призывно затрубили в рога, лязг оружия заглушали возбужденные воинственные возгласы солдат. Боевые отряды спешили на позиции, отдельные группы разномастных темных существ присоединились к силам флангов и тыла. Некроманты возглавили все шесть колон, заняв место в центре.

Рэн испытывал огромное волнение и даже страх. Сражаться с теньканами – это одно. Там он точно знал, что магия ему поможет, физической выносливости почти не требовалось. Здесь все было иначе. Кимицунэ не представлял, как сможет спасти свою жизнь и, одновременно, войска Края Лесов. Все было очень сложно. А численное преимущество могло стоить ему жизни. Нет, Рэн был совсем не готов к такому.

В коридоре он встретил правительницу. Она успела облачиться в доспехи и шлем с полумесяцем. Ее слуги тоже были хорошо защищены.

— Началось! – Ее глаза блестели лихорадочным азартом и жаждой битвы, девушка была словно не в  себе. – Я покажу им все, на что способна. Край Лесов покорится мне еще до завтрашнего заката. И мы вместе отпразднуем победу!

— Вместе? Но я выполню свое обещание и исчезну. Твой будущий король будет рад. Ведь  так?

— Какое отношение это имеет к битве? – раздраженно отмахнулась королева.

— Неужели он оставит тебя одну, сейчас? – сощурился ангел.

— Я не одна! Дэмиан…

— Он вообще знает обо мне, о том, что с тобою случилось?

— К чему все эти вопросы?! Я же объясняла тебе, что спрятала будущего короля, пока все не закончится. Ты думаешь, я все это выдумала?!

— Нет, но я не понимаю, какой должна быть любовь, если он так спокойно относится к тому, что рядом с тобою чужеземец с сомнительным прошлым, что мы столько времени проводим вместе, что ты ограничена в возможностях, но все равно вынуждена одна командовать огромным войском! Это – будущий Король?! Который трусливо прячется и позволяет себя защищать хрупкой девушке?

— Должна ли я напоминать тебе, по чьей милости навечно искалечена? И ты говоришь мне о трусости и о том, что беззащитная девушка оказывается сильнее? Ты сам сбежал от Совета и умер бы там, на дне ущелья. Я сказала тебе, что справлюсь, но ты захотел мне помочь и добровольно поклялся священным словом, разве нет? Ты обязан мне жизнью, ангел. Дважды!

— И уже жалею об этом, — процедил сквозь зубы юноша.

— Ну что же, тогда, я  думаю, нам следует все прояснить сразу. Сначала ты мне очень понравился. Но теперь вижу, что ошиблась в тебе. Я правлю огромными территориями, подчиняя себе людей и нелюдей. Именно я, как ты говоришь, хрупкая и беззащитная калека. Этому научил меня отец. Когда я осталась одна, видя, как он умирает на моих глазах, то собрала все силы и не позволила рухнуть империи, достигнувшей расцвета при отце. Потому я презираю слабость. Ты колеблешься и сомневаешься, значит, слаб. И уж если честно, то лучше бы позволил мне умереть за правое дело тогда, чем оживил и оставил такой. Это хуже смерти. Но если я все еще дышу, то знай: каждый мой вдох будет отдан за то, чтобы королевство крепло и процветало еще больше, чем прежде. Меня не гнетут муки сомнений. Поэтому, как только война будет окончена, ты будешь свободен. Сдержи обещание и ступай, куда хочешь.

— Так тому и быть. Моя война закончится на пустоши. Я не стану принимать участие в покорении побежденного королевства.

— Договорились. А теперь нужно выдвигаться. Враг близко.

Рэн резко развернулся и зашагал к казармам.

Все части ждали в полной боевой готовности на площади перед главным выходом. Вслед за беловолосым воином появилась королева. Она подняла меч:

— Мои воины! Настал наш час разделаться с давними врагами. Сражайтесь в полную силу и действуйте по плану! Пленных не брать. Живыми в плен не сдаваться! Тех, кто провалится и подведет остальных, я убью лично! Всем ясно?!

— Да, королева!

— Вперед!

Открылись главные ворота, и колонны маршем двинулись по мосту. Рэн видел, как содрогнулся щит, ограждающий пустошь – вражеские отряды столкнулись с магической преградой. Несколько десятков людей упало без движения, пораженные заклинаниями. Лунетта радостно воскликнула:

— Вот и первые побежденные! Все как я планировала!

«Рано радуешься!», — подумал Кимицунэ. Он знал, что пострадавших унесут, но через час они снова вернутся в нормальное состояние.

Отряды, вплотную подошедшие к краю пустоши, немного замешкались. Юноша пристально всматривался и увидел, что в руках одного из солдат мелькнуло что-то ослепительно-белое, раздался треск и по куполу пошли синие молнии, он ярко вспыхнул и исчез.

— Что?! – взревела разъяренная королева. – У нее есть настолько могущественные белые маги? Как они смогли так просто снять защиту! Это невозможно!!! – Она обернулась к некромантам: — Немедленно объясните мне, как это могло случиться?!

Чернокнижники не могли понять, пристально вглядываясь в ряды войск на противоположной стороне.

— Это необъяснимо! Мы все сделали!

— Я же не ослепла!? Преграды больше нет, а пострадали только пару десятков пехоты! Если случится еще что-то подобное – молитесь всем демонам Преисподней, которые дают вам силы. – В глазах королевы вспыхнул зеленый огонь темной силы. Вельдемин и Альцер скорчились, прямо на глазах у Боевого Ангела их лица и руки покрылись страшными язвами. – Это не даст вам забыть, кто хозяин.

Войска Королевства Лесов ступили на пустошь. Их оказалось больше, чем надеялся Рэн, но меньше, чем, думала Лунетта. Люди на лошадях и пешие с повозками и оружием переправлялись через холм, выстраивались напротив армии королевы Страны Камней. Вперед на гнедом рысаке приближался статный мужчина, очевидно, главнокомандующий, держа в руках знамя своего королевства.

Он прокричал:

— Королева Лунетта! Мы прибыли, чтобы забрать то, что принадлежит нашей госпоже по праву! Верни принца Демиана, и не будем начинать эту кровавую бойню. Взамен королева Лилиана отдаст тебе часть западных земель, где есть реки и плодородные почвы!

— А-а, генерал Уоррен! Генерал Брадиас Уоррен… Что, осмелели, когда приобрели себе парочку колдунов? Но ты и твоя королева остались так же глупы! Я не пойду на перемирие! Сражайся! Мы разгромим вас, а потом подчиним все земли.

Генерал со злобой плюнул на землю и умчался к войскам.

— Хватит разговоров! Если предложили мир – уже почти сдались! Уничтожить всех до единого! Повторю: пленных не брать!

С жутким ревом и воем полчища нечисти и людей ринулись в атаку. Две силы схлестнулись на поле перед цитаделью.

Сжимая Меч до хруста в пальцах, Неюки на бегу вспорола горло одному из упырей, он захлебнулся собственной черной кровью и рухнул на землю. Вокруг все кипело от боя, лязг оружия оглушал, от запаха крови и нечисти тошнило. Когда она едва успела увернуться от алебарды, то мысленно поблагодарила генерала за то, что заставил ее надеть латы, иначе на боку уже был бы глубокий порез. Аи не стала освобождать крылья, в толпе они бы сделали девушку уязвимой, а  биться с воздуха было нерезультативно. Быстрым взмахом воительница отсекла чью-то когтистую лапу. Слева Сеичи и Матэ сражались с парой десятков оборотней. Их одежды пропитались вражеской кровью, лица перемазаны, но бешеная ярость магии расшвыривала противников. На Мин ринулся здоровенный упырь. Его грудь была защищена доспехами, поэтому он прикрывал лицо. Хозяйке Воды это было на руку. Он замахнулся булавой, но девушка оказалась быстрее: ледяная стрела с зазубренными краями ударила его в бедро, распоров мышцы до кости. Монстр с ревом повалился наземь. Сзади появился еще один. Волновой хлыст прошел мимо, сметая все на своем пути. Удар был очень кстати, потому что Кейко немного отвлеклась, а один из вампиров уже собрался вцепиться ей в горло. Второй взмах расколол чудовищу череп. Девушка в короткой передышке вглядывалась в массу и, наконец, увидела: ее муж, полностью воплотившись, прорубался к ней, чтобы объединить силы. Врагов не становилось меньше. Шестерым друзьям пришлось разделиться попарно, отражая невесть откуда посыпавшийся град молний, энергосфер и других атакующих заклинаний.

Казалось, что битве не будет конца. Властительницы Стихий видели, как вокруг погибали монстры, их союзники, как отчаянно рубился генерал Уоррен, израненный, но все еще твердо стоящий на ногах.

С огромным трудом Сеичи сумела пробиться  к Мин и Рики, вместе они проложили дорогу к Матэ, Кейко и Сэйе. Неюки в пылу схватки отошла слишком далеко от остальных, друзья не могли нигде ее найти.

— Основные силы – мужчины в черных балахонах. Они чернокнижники, осуществляющие все магические атаки. Остальные выходцы подземного мира – мясо. Сначала займемся магами. Убьем трех ближайших к нам. Огонь и Дух, вы отходите влево, Вода и Призрак – направо, я и Дерево останемся здесь, займемся вон теми мерзавцами. Если этого не сделать, нам долго не устоять, все силы потратим на защиту от магии.

— Хорошо, разделяемся!

Огонь и Дух Ночи стали спиной к спине. Властительница призвала вулканический смерч и направила его в цель. Некромант не отступил, а  лишь скрестил пальцы на груди и стал выкрикивать заклинания. Но в этот миг Дух воспользовался тем, что колдун отвлекся, и отправил молнию. Некромант справился с первой атакой, но от второй увернуться не успел. Молния оглушила его, а Сэйя отсек голову от тела.

— Я призову Копье Посейдона! Используй Силу, чтобы увеличить мощь удара.

Рики кивнул. Второй черный маг воздел руки к небу, накапливая энергию между ладоней. Супруги использовали эту задержку. Очищающий свет влился в трезубец, и Вода нанесла мощный удар. На месте, где только что стоял некромант королевы, образовалась выжженная площадка метров в десять.

Дерево использовала режущие листья. Третий маг скрипнул зубами и бросил под ноги какой-то коричневый порошок. Земля вокруг задрожала, в воздух взметнулся синий огонь. Некромант вытянул перед собою руки, пламя заплясало на его пальцах, набирая силу.

— Щит Ветров! В кольцо!

Оружие Воздуха окутало плотным коконом черного мага, и вся сила синего огня высвободилась внутри него, за несколько мгновений испепелив хозяина. С третьим было покончено.

К Неюки подоспел генерал, на ходу срубая головы вампирам, окружившим девушку:

— Держитесь! – крикнул он. – Больше всего ненавижу этих тварей. Быстрые и изворотливые, потому попасть прямо в сердце трудно. Приходится так.

— Как остальные? – не отвлекаясь, спросила Аи. – Все целы?

— Мы терпим большие потери. Но Ваши друзья – герои. Они уничтожили троих из шести самых могущественных некромантов нашего мира, которые служили Лунетте. Смерть этих троих в черных плащах придала моим солдатам уверенности. С нечистью справляться проще, ими движет только ярость, они не способны продумывать свои действия и предугадывать поступки наших ребят.

Генерал отвлекся на трех горгулий, которые бросились на одного из капитанов гвардии.

Аи вытерла глаза, залитые чужой кровью. Нужно было продвигаться к противоположному краю поля, к мосту, недалеко от которого она заметила лошадь и всадницу – девушку с черными волосами, в доспехах, отдающую приказы.

Внезапно перед беловолосой воительницей возникла мужская фигура в черном плаще с наброшенным капюшоном. Она едва не наткнулась на него, но вовремя опомнилась. Это была несказанная удача: еще один чернокнижник находился к ней спиной и, кажется, совсем ее не заметил. Неюки с разбега пнула его ногой и ловко повалила на землю, приставив к горлу лезвие Меча. Она сначала сразу хотела перерезать его горло, но подумала, что использует как живой щит, чтобы пробиться в королеве, а  потом убьет их обоих.

— Если ты будешь сопротивляться, — сквозь зубы прошипела Аи почти в самое ухо чернокнижника, — я перережу тебе глотку. Веди меня к своей повелительнице, немедленно!

Но фигура лежала неподвижно и, похоже, даже не пыталась оказать сопротивление. Девушка сильнее прижала клинок.

— Мне некогда ждать! Веди меня к королеве, некромант!

Воительница в ярости перевернула мужчину на спину, твердо решив убить, если не ответит.

Капюшон откинулся. На земле перед нею, с мечом у горла, лежал Рэн. Его лицо было испачкано кровью и грязью, волосы прилипли ко лбу, но широко открытые зеленые глаза наполнялись влагой. Одними губами он беззвучно произнес имя девушки. Неюки показалось, что прошла целая вечность, прежде, чем мир снова вернулся в ее сознание. Дрожащей рукой она отвела клинок и разжала ладонь, меч упал на землю, утратив сияние. Девушка не мигая все смотрела в глаза пленнику, боясь пошевелиться, чтобы не развеять видение.

— Рэн… — едва смогла выдохнуть она. Соленая капля упала на щеку Кимицунэ, затем другая, третья… Воительница закрыла рот ладонью, чтобы не закричать. Рэн медленно поднес руку к ее лицу, провел по волосам, потом резко сел и, прижав к себе, стал целовать. В груди что-то сладко и больно сжалось, заполняя душу давно забытым ощущением. С каждым мигом, с каждым поцелуем Неюки словно оттаивала, и, наконец, порывисто прижалась к мужу, содрогаясь от рыданий. Кимицунэ держал ее в своих руках и не мог поверить в это.

— Я тебя нашла, нашла… — шептала Неюки, касаясь лица любимого, чтобы убедиться, что это – не сон.

Но в эту минуту к ним подбежал один из личных охранников Лунетты и, бросив свирепый взгляд на девушку, хлопнул Кимицунэ по плечу:

— Командующий! Ты захватил в плен вражескую чародейку! Молодчина! Волоки ее к госпоже, она придумает, что с  ней делать.

На какое-то мгновение все вокруг замерло. Кийодо смотрела в родные зеленые глаза и отчаянно пыталась понять, что же такое сейчас услышала. Командующий… Кто? И кого он должен «отволочь» к королеве? Все смешалось. Рэн стоял перед ней, словно чужой, не говорил, не улыбался. Тогда, конечно, Неюки поняла бы, что он шутит. Но…

Кимицунэ сделал шаг вперед, но девушка отшатнулась. Справа подъехал генерал:

— Госпожа! Нам нужно отступать, немедленно. Решайте! Ну же!

Беловолосый юноша развернулся и, подняв руку, закричал:

— Мы отходим! Покинуть позиции! Отступаем!

Твари Лунетты не спешили исполнять приказ.

— Я сказал, назад!!! – снова крикнул Боевой Ангел.

И войска послушались, начав движение к цитадели. Рэн повернулся к жене. Кийодо показалось, что воздух между ними превратился в непробиваемое стекло. Генерал взволнованно одернул ее:

— Быстрее, госпожа! Запрыгивайте на лошадь!

Он подхватил Неюки и усадил впереди себя, дернул поводья и помчал вперед. Она еще пару секунд смотрела туда, где остался стоять Рэн, и потеряла сознание.

Когда девушка очнулась, было далеко за полночь. В палатке сидели все друзья, перевязывали раны. Сеичи первая заметила, что Неюки пришла в себя:

— Подруга, ты как? Мы испугались, что тебя ранили. К счастью, это не так.

— Рэн! Где он?

Девушки испуганно посмотрели на Кийодо, словно та бредила:

— О чем ты говоришь? Ты видела его во сне?

— Я знаю, о чем говорю. Слушайте все. Когда наши войска начали отступать, и генерал увез меня, я была с ним.

— С кем?

— С Рэном!

Матэ подошла к подруге и взволнованно заглянула в глаза:

— Что ты такое говоришь… Ты устала. Мы все устали! Отдохни, поспи, тебе станет лучше. Я побуду рядом, хорошо?

— Нет же! – воскликнула Неюки, вставая с настила. – Поверьте, когда я сражалась у дальнего края, то чуть не убила человека в черном плаще, думая, что это чернокнижник. Но когда он обернулся… Это был Рэн!

Друзья радостно воскликнули:

— Значит, это не сон? Ты его нашла? Так что же мы до сих пор здесь делаем?! Нужно забрать его, сделать круг из магического песка и лететь домой!

— Нет, — отрезала Неюки. – Нет… Мы оба плакали, целовались, не могли говорить от избытка чувств… Но к нему подошел один капитан и назвал командующим! А потом сказал, чтобы Рэн отвел меня как пленницу к королеве на расправу! Это по его приказу войска отступили, вы понимаете? Я не знаю, что происходит! – заплакала девушка.

— Что же это значит?! Он – враг?

— Я не знаю… Но он командовал войсками, и они его слушались!

— Этого не может быть… Что же теперь? Все, ради чего мы прибыли в этот мир, ради чего прошли через все это, ввязались в войну, теперь зря? Как же так?

— Почему он здесь и почему на их стороне? Мы же вместе клялись служить Свету! Кем он стал, что с  ним сделали?

— Вряд ли он стал Хранителем, — сказал Сэйя. – Он как-то сбежал от Совета. И это  уже хорошо. Осталось выяснить, что он здесь делает. Сестра, кем бы он ни стал, заколдован он или в здравом уме, мы не станем с ним сражаться, никто не станет. Если он служит темной королеве, то армия обречена. Мне не нужно говорить, что с ним мы не справимся, и не станем. Так не должно быть.

— Верно, — кивнула Мин. – Все изменилось, но мы должны знать, почему. Возможно, на него наложили заклятие или взяли в плен. А может он вообще лишился Дара. Только узнав правду, мы будем решать, что делать.

Неюки молча накинула плащ и вышла в ночь из палатки.

— Неюки! – крикнула Матэ.

— Не стоит,  — остановил ее Рики. – сейчас ей нужно побыть одной. Нам тоже нужно принять решение, это зашло слишком далеко.

 

Ей было все равно, куда идти, безразлично, встретит ли она на пути врагов, скрывающихся во тьме. Кийодо брела по камням пустоши, обходя стороною лагерь. Неюки ушла очень далеко.

На фоне звездного неба, на горизонте возвышались несколько скал, освещенных лунным светом. Одна из них выступала немного вперед. Цепляясь за камни, Кийодо дотянулась до ствола одинокой сосны, росшей на самом краю острого уступа. Здесь девушка увидела какой-то вход. Пещера! Отличное место, чтобы уединиться от всех.

Внутри послышался шорох. Неюки внимательно прислушалась, не приближается ли кто-то. Звук повторился. Прижавшись к скале у самого входа, Неюки как можно тише высвободила меч из ножен. Шум раздался уже рядом, девушка затаила дыхание и сжала рукоять. В лунном свете мелькнуло что-то темное, на мгновение закрыв собою кусок неба. Она взмахнула оружием и почти опустила его на противника, но крепкая рука перехватила ее запястье и завела руки за спину. Неюки отчаянно сопротивлялась, в голове промелькнула мысль, что это конец. Она не может бороться, без Меча Сила не освободится, и сейчас вампир или упырь убьет ее здесь.

— За это время у тебя появилась странная привычка: вместо приветствия все время пытаешься меня убить.

Этот голос! Рука девушки ослабла, но все еже держала клинок. Лунный луч осветил лицо незнакомца, когда тот откинул капюшон. Длинные белые волосы спадали на лоб, а зеленые глаза ласково смотрели на нее.

— Рэн…

Вместо ответа он порывисто прижал ее к себе. Меч выпал, звякнув о камни. Неюки коснулась кончиками пальцев его щеки, губ. Блеснули слезы. Юноша взял ее за руку:

— Нам нужно многое друг другу рассказать. Пойдем.

Он повел вглубь пещеры. Завернув за уступ, Кийодо увидела маленький костер, рядом с которым лежали несколько сухих сосновых веток. Дым от костра наполнял пещеру приятным запахом, напомнившим вдруг о доме, море, домиках в бору, где Рэн и Неюки впервые просто были искренними друг с другом. Кимицунэ снял плащ и простелил его на земле перед огнем. Когда Неюки присела и приблизила ладони к огню, Рэн хотел обнять ее, но она отстранилась. Тогда он сел рядом, глядя на жену.

— Все изменилось, — тихо сказала девушка. – Ты изменился. Я не знаю, остался ли ты внутри прежним. Мы столько не виделись, я думала, что потеряла тебя навсегда. Но, все же, мы нашли способ отправиться тебя искать. Я понятия не имела, произойдет ли наша встреча хоть когда-нибудь, сколько времени пройдет до этого дня, где это случится… Но… Как ты мог? Как ты мог стать на сторону Тьмы? Предать все, во что мы верили и что поклялись защищать?!

— Это не совсем так, — ответил юноша. – Ты многого не знаешь. Я мог бы спросить тебя о том же. Почему мы оба оказались здесь, почему оба втянуты в войну, к которой не имеем отношения? Случайность? Нет, это Судьба…

— Я так долго тебя искала. Мы отправились в этот путь только для того, чтобы найти тебя. И что же теперь?

Рэн коснулся ее остриженных волос:

— Зачем ты это сделала? Роскошные локоны, я их любил…

— Это – цена свободы выбора. Я не верю в Судьбу больше. Именно она свела нас вместе, именно она позволила быть счастливыми. Но вмешался Совет… теперь Дар навсегда останется с нами и моими братьями.

— Рики и Сэйя здесь? О какой магии ты говоришь?

— Учитель подарил им Темный и Светлый мечи. И они им уже послужили.

— Неюки… Я знаю, что ты думаешь обо мне. Но скажи, — Кимицунэ взял ее ладонь и положил себе на сердце, чтобы она почувствовала его биение и дыхание, — разве что-либо имеет значение, когда мы теперь вместе? Вся Вселенная — не преграда для нашей любви, мы все равно обретаем друг друга, и высшие силы не могут этому помешать.

— Да, это так…

— Я – это я. Все, что сейчас происходит, я делаю ради нас.  Ну, послушай меня! — Он придвинулся к Неюки и взял ее ладони в свои. – Каждую минуту я жил и выживал только благодаря мысли, что увижу тебя, смогу прикоснуться, быть вместе навсегда, чтобы больше никто не смог нас разлучить.

Девушка молчала, глядя в его глаза, словно заново узнавая собственного мужа. Кийодо положила голову на плечо Рэна, оба смотрели на огонь. Юноша гладил ее по волосам, нежно коснулся ее губ. Беловолосая волшебница обвила его шею руками и с жаром страстного нетерпения отвечала на каждое прикосновение. Рэн прижал ее к себе и откинулся на спину. Он ощущал, как по ее телу пробегает дрожь… Здесь и сейчас были только они двое. Поцелуи покрывали шею, плечи, губы, заставляя Неюки расстегивать его рубашку. Сняв, Неюки отбросила ее далеко в сторону и прижалась всем телом, проводя губами по рельефной груди, спускаясь все ниже. Рэн закусил губу, и, обняв ее бедра, перекатился сверху. Она ощущала его силу и нежность. Полностью освободив любимую от одежд, Рэн обнял ее за талию, слова были не нужны. Когда он прижал ее к себе, поддерживая, Неюки сжала его руку и закрыла глаза. Юноша медленно подался вперед…

В недолгих передышках они смотрели на пламя маленького костра, не разжимая объятий. Снаружи было тихо, постепенно гасли звезды, небо начинало светлеть. Неюки приподнялась на локте и посмотрела на мужа, одарив его счастливо-уставшей улыбкой:

— Светает, нам нужно возвращаться в лагерь. Наконец мои молитвы будут услышаны! Совсем скоро мы с тобою будем дома, и этот кошмар закончится.

Он молча смотрел на небо. Потом отвел глаза.

— Что-то не так? – спросила беловолосая красавица.

— Все не так просто…

— Нет, все будет хорошо! У меня есть кристаллический порошок, он создаст портал, и мы все отправимся домой. Ты сомневаешься, что получится?

— Я не смогу отправиться с тобою.

— Что? – не поверила своим ушам Кийодо. – Что ты сказал?

— Я не уйду, пока битва не будет окончена.

— Но это… Теперь мы вместе, все закончилось и мы должны вернуться домой! О какой войне ты говоришь?! Нам здесь не место! Мы свободны!

— Я не свободен. Когда я сбежал из Дворца, куда попал сразу после похищения, то остался без пищи и воды, умирал. Но меня нашла и выходила Лунетта, если бы не она, я бы умер дважды. Она закрыла меня собою, когда внезапно атаковали какие-то колдуны, и погибла. Я смог ее оживить, но она навсегда останется покалеченной. Из-за меня. Я обещал вернуть ей долг, сражаясь, пока кто-то не победит. Я дал священную клятву и не могу ее нарушить.

— А я? Как же мы? Неужели и ты, и я преодолели все это, прошли сквозь миры и пространства для того, чтобы погибнуть здесь?! Я не могу поверить!

— Нет, мы вернемся вместе! Уговори войска Лилианы отступить, у них нет шансов против темной армии. Я, как мог, ослабил ловушки некромантов, но их слишком много, королева слишком могущественна. Пусть Демиан останется с нею, я освобожусь от клятвы, и мы вернемся домой!

— Это невозможно… — прошептала девушка, одеваясь и вытирая слезы.

— Что ты хочешь сказать? – остановил ее Рэн, но она высвободилась и продолжила сбор вещей.

— Я тоже поклялась помочь Лилиане защитить ее любовь, потому, что не смогла защитить свою. Мы все дали слово и не отступим. Но мы боремся на стороне Света. Так же, как и раньше. На чьей стороне теперь ты? Я все отдала, всем пожертвовала, чтобы отправиться за тобой. Ты мне дороже самой жизни. Но ради того, чтобы мы продолжили побеждать Тьму, Хранитель отдал свое бессмертие, помнишь? За это отдали жизнь многие, в том числе и… — Неюки хотела сказать «твоя мама», но осеклась. – Если этому суждено закончиться здесь, если здесь наша Судьба, то я, по крайней мере, буду знать, что отдам жизнь во имя чего-то значимого.

— Неюки, перестань…

— Знай же, что бой неизбежен. Я, ребята, генерал и каждый из солдат пойдет до конца. Держись от нас подальше. Если ты все еще служишь королеве, то в следующую нашу встречу я не остановлю Меч…

Неюки вышла из пещеры. Рэн смотрел ей в след, сжимая рукоять Меча Божественного Правосудия. Теперь только судьба их рассудит…

Девушка вернулась в  расположение войск. Почти рассвело, солдаты готовились к бою. Властительницы Стихий тоже не спали. Когда Неюки вошла в палатку, Кейко обеспокоено подошла к подруге:

— Где ты была всю ночь? Мы так переживали!

— Я виделась с Рэном.

— Как здорово! Где он? Когда мы возвращаемся?

— Вы возвращаетесь сейчас же.

— Что это значит?!

— Это значит, что ничего не изменилось. Я остаюсь и буду сражаться вместе с генералом. Вы сказали, что не пойдете против Рэна. Все верно. Вы достаточно из-за нас настрадались, но все было зря. Я прошу прощения, что втянула вас. Мы зря искали его… Даже не знаю теперь, что было бы хуже: смириться и остаться в нашем мире, или узнать то, что я узнала сегодня… Теперь не важно. Вы отправляетесь обратно в замок, забираете Май Ан и Сирил. Сеичи, дай руку, – Неюки положила в нее мешочек с волшебным порошком возвращения. – Ты знаешь, что с ним делать.

— Ты серьезно? – спросил Сэйя.

— Как никогда.

— Не понимаю, что произошло между вами ночью?

— Рэн остается командовать войсками Лунетты. Он не отступит. Кимицунэ дал ей священную клятву в  обмен на спасенную жизнь.

— Проклятье! Этого не может быть! Он что, сошел с ума? Разве он не знает, кто такая Лунетта?! Разве не видит, кто служит ей? – гневно выкрикнул Рики. – Он будет сражаться против нас? – спросила Матэ.

Неюки молчала. Ребята серьезно задумались.

— Ну, вот что, — подытожил Сэйя. – Как бы там не случилось, я силой заберу этого дурака обратно домой. А там разберемся. Я выбью из его головы эти средневековые глупости. Нашел, кому клясться! И уйдем мы отсюда только с вами обоими! Все согласны? — Девушки, подумав, кивнули, Рики пожал плечами. – Значит, так и поступим.

Неюки ничего не ответила, только молча подошла к брату и крепко его обняла, потом и девчонки присоединились.

— Пора…

Неюки направилась к палатке генерала, а друзья – седлать коней.

Командующий был в полной экипировке. Увидев вошедшую, мужчина отсалютовал:

— Все готово. К счастью, от магии наши люди пострадали меньше всего. Потери значительно меньше, чем мы боялись. Я хочу поблагодарить Вас за это, я  знаю, что это Вы защищали моих людей, лечили раненых…

— Генерал, — перебила его воительница. – У меня есть к вам просьба. Вчера вы видели одного человека, там, на поле боя, когда вытащили меня… Он нужен мне живым, прикажите солдатам его не трогать. Клянусь Вам, слово чести, этот человек не тронет никого из наших людей.

— Не понимаю, — нахмурился мужчина.

— Это – мой муж. – Глаза Уоррена округлились. – Я не стану сейчас вдаваться в детали, просто знайте: он не тронет людей. И вы пощадите простых солдат. Теперь я точно знаю: лично они нам не враги, они воюют, потому что иначе королева погубит их близких. Убивайте нечисть. Эти твари вышли из подземного мира и должны вернуться туда же. Но если… — она сглотнула, — если тот, о ком я говорю, заберет хотя бы одну жизнь, я приказываю Вам… бить на поражение.

— Что Вы говорите?!

— Бить на поражение… Мы пробьемся внутрь крепости и уничтожим королеву, отыщем принца, передадим его вашим людям. Вы поняли приказ?

— Да, я все сделаю. – Генерал скорбно отвел взгляд. – Мне жаль, миледи.

— Выступаем, — сухо ответила девушка и покинула палатку.

Войска снова выстроились на пустоши. Обе силы столкнулись с удвоенной яростью. Без трех некромантов магия армии черной королевы значительно ослабла. Стихии уже через пару часов расправились с оставшимися чернокнижниками. Неюки же внимательно следила, какая именно магия обращена против них. Ничего похожего на способности Рэна она не заметила. Неужели он отказался?

Вокруг рубились люди и демоны, ее друзья косили головы мерзких тварей одну за другой. Генерал слово сдержал. Обычных людей оглушали и брали в плен, унося с поля боя. Рэна нигде не было видно.

Сквозь кровавый туман и дым Кимицунэ видел вокруг воинов, отчаянно сражавшихся против тварей преисподней. Некроманты были уничтожены, магический натиск Стихий нарастал, и люди Лунетты стали отступать в крепость. Армия генерала Уоррена перешла в активное наступление, но юноша знал, что это – ловушка.

Он обернулся. Лунетты не было на мосту, где он только что ее видел. Что она задумала? Неужели испугалась? Нет, она ждала, когда оставшиеся войска Лесного королевства ступят на ее территорию. Он должен был этому помешать!

У главных ворот было жарко. Силы Лилианы наступали со всех сторон, оттесняя врага внутрь, Огонь, Вода и Воздух тройным ударом разнесли огромные ворота в щепки, и отряда под командованием Брадиаса Уоррена ринулись в замок. Кто-то крикнул совсем близко:

— Внутрь! Отступаем, здесь белые маги! Королева сбежала, мы не выстоим!

Сбежала?! Нет, он слишком хорошо ее знал, чтобы поверить.

Масса нечисти, отходящая вглубь крепости, сражалась еще более яростно, предчувствуя скорое поражение. Но Стихии не ослабляли атаки. Преимущество медленно переходило на сторону Королевства Лесов. Влекомый толпой, Рэн очутился в одном из дальних коридоров, ведущих к тронному залу. Он слышал грохот рушащихся колон под мощными ударами Волнового хлыста, вылетали стекла, слышал и предсмертные стоны оборотней. Их оттесняли все дальше. Цитадель стала похожа на разрушенный муравейник.

Кимицунэ бежал по коридорам, пересекая залы и комнаты в поисках Лунетты. Возможно, она была уже мертва, тогда он стал бы свободен! Осмотрев верхние этажи, он стал спускаться все глубже в подземелье.

Винтовая лестница круто уходила вниз. Боевой Ангел почти ничего перед собою не видел в темноте. Держась одной рукой за стену, другой он крепко сжимал Меч, выставив его перед собою и прислушиваясь, нет ли кого поблизости. Внезапно, весь замок сотряс ужасный взрыв. Пол и стены задрожали, сверху посыпались камни и земля. Рев урагана и пламени приближался, сметая все на своем пути. Вдалеке еще слышались вой и крики людей и оборотней, жуткая вонь паленой шерсти и плоти резала ноздри, но Рэн старался не обращать на это внимания. Ему было плевать. Пусть разнесут все хоть по кирпичику. Лунетта сбежала, значит, он всего в нескольких шагах от заветной свободы…

Из глубины подземелья он вдруг услышал  возмущенные крики и мужские голоса. Боевой Ангел тихо подкрался к краю. На самом дне был глубокий каменный колодец, очень широкий, скорее напоминающий круглую башню, по стенам вниз спускалась узкая лестница без перил, на тускло освещенном земляном полу виднелись пятна плесени и крови. Три факела освещали только небольшое пространство, поэтому Рэн в черном плаще на высоте десяти метров, пригнувшийся на ступенях, был незаметен. Он прислушался к голосам внизу и как можно тише спустился еще на несколько ступеней. Кимицунэ увидел людей, но не мог различить их лиц, потому подкрался максимально близко, чтобы свет не падал на него.

У дальней стены стояло двое чернокнижников, к стене рядом с ними был прикован мужчина. По-видимому, он был без сознания. Стройная фигура в черном держала короткий меч у его горла.

— Ты обязана нам заплатить! Замок вот-вот падет! Бросив своих воинов, мы предали их. Обратной дороги нет! Мы требуем плату, чтобы навсегда скрыться.

Фигура обернулась, и Рэн с ужасом узнал в ней Лунетту. Королева была в полном здравии и свободно передвигалась.

— Вы хотите сбежать? Смело, очень смело. Но стоит напомнить, что я сделаю с вами, если пойму предательство.

Королева повернулась к другой стене. Только сейчас Кимицунэ заметил на ней картину, высотой в человеческий рост. Девушка подняла руки. Рама немного раздвинулась, по краю замелькали синие молнии. В темном пространстве полотна появился мужской силуэт.

— Ну, здравствуй, отец! – Улыбка Лунетты стала шире. – Давно не виделись! Как тебе в Подземном мире?

Из картины вырвался столп пламени, и живой человек с рычанием ринулся ей навстречу, но невидимые руки снова заключили его обратно.

— Будь ты проклята, ведьма! – закричал король Эрланд. Его голос был далеким, но по коже Рэна пробежал холодок. Черная Сила была так велика, растекаясь вокруг и все собою заполняя, что Кимицунэ казалось, будто ее липкие щупальца заползают под кожу и стремятся к самому сердцу. Ему было трудно думать, трудно дышать и двигаться…

— А где же теплое приветствие? Неужели тебе не по душе общество Хозяина Подземного мира?

— Ты обманом заключила меня сюда, именно ты продала ему душу!

— Справедливая цена за то, чтобы упрятать тебя подальше, получить самых могущественных некромантов и безграничную власть. Ты злишься, потому что я победила тебя твоим же оружием!

— Ты будешь уничтожена, совсем скоро. Берегись, Лунетта, мы скоро встретимся, и я лично проведу тебя по всем кругам ада!

— Это смешно. Ты лаешь, словно цепной пес, но не можешь до меня дотянуться. Если я не покорю Демиана, то убью его. Лилиане он не достанется, а после уничтожу все и исчезну в Восьмой мир.

— Ну уж нет! Ты поклялась нам заплатить, отдав Дар Боевого Ангела. Мы рисковали своими жизнями там, у скалы, когда разыгрывали искусный спектакль твоей гибели и увечья! Ты же, королева, надумала нас обмануть, сбежав, не заплатив. Не выйдет! Мы все еще служим Хозяину, а не тебе. Боевой Ангел бесполезен! Он ни разу не применил свою силу на стороне Зла и тебе не достался.

— Ошибаетесь, работа не окончена, — возразила Лунетта. – Сам того не ведая, он привел в мои руки второго ангела и Властительниц Стихий. Я убью их всех и отдам Силы вам.

— Ложь! Замок рушится, войска почти сдались, и ты не можешь этому помешать. Мы все погибнем под развалинами!

— Душа Демиана станет жертвой, чтобы вызвать слуг Хозяина. Этого не избежать. Я обрету бессмертие, а души чародеек принесу в дар моему повелителю.

— Этого никогда не будет! – закричал Рэн. За спиной взметнулись крылья, Меч Божественного Правосудия наполнился золотым сиянием, озарив подземелье.

— Теперь мне все ясно, — раздался голос сверху.

Риэ поднял голову и увидел Аи, всех Стихий и братьев, стоящих у входа.

— Вот видишь, я же говорила! Спасибо тебе, Риэ, ты выполнил обещание, — расхохоталась королева, начиная собирать вокруг себя черную энергию. Молнии обвивали ее тело, окутывая и питая свою хозяйку. – Ты хорошо справился с работой и остался мне верен. Я не забуду тебя наградить.

— Заткнись! – воскликнул Боевой Ангел. – Я не клялся тебе в этом! Зачем ты изворачиваешься теперь, перед лицом своей смерти?! — Крылатый воин взлетел, намереваясь обрушить всю мощь своего оружия на ведьму. – Ты обманом заполучила меня в союзники! Я свободен от обещаний, слышишь?!

— Ну разумеется, мой сладкий, — кокетливо изогнулась девушка. – Хотя, очень жаль. Мне было так хорошо с тобою! Думая, что я калека, ты был таким нежным любовником… — Она закусила губу и прикрыла глаза. – Словно с ангелом на облаках!

— Мразь! Замолчи! – Риэ ринулся на нее, но Лунетта с удивительной легкостью увернулась от удара. – Я уничтожу тебя!

— Так вот в чем причина… — сказала Аи. – Вот почему ты вернулся сюда…

— Это ложь, Неюки! Как ты можешь верить ей, а не мне?! Я ничего не знал! Ничего не было!

— Не говори ни слова… Ты вернулся, и ты с нею здесь. Это – ответ. Как же мерзко…

— Неюки! Вернись! Выслушай правду!

— Ну хватит! – сквозь зубы сказал Дух Ночи. – Нам здесь нечего делать. Забираем принца и уходим.

— Не так быстро!

Лунетта взметнула смерч, направив его к Стихиям. Воздух мгновенно закрыла всех Щитом Ветров. Призрак Дня устремился к чернокнижникам, а Вода метнула в королеву Копье Посейдона. Лунетта отлетела к дальней стене и обрушила на Стихию град черных энергосфер. В это время Дерево использовала режущие листья. Шары взорвались, не достигнув цели. Огонь поспешила на помощь Рики, объединив усилия. Вулканический вихрь очищающего света ударил в картину. Она вспыхнула, пламя гудело, выло тысячами голосов подземного мира, но через несколько мгновений от полотна остался только пепел. Риэ, Воздух и Дух Ночи сражались против Лунетты, но ей все было ни по чем. Аи сначала бездействовала, но потом спустилась к Демиану. Молниеносным движением Аи обезглавила некроманта, атакующего Рики, Огонь пронзила фигуру второго. Ангел разбила цепи, удерживающие Демиана, и привела его в сознание. Изможденный юноша сполз на землю.

— Ваше высочество, мы пришли освободить Вас и вернуть в Королевство Лесов. Все будет хорошо, держитесь!

Рики поднял принца и направился вверх по ступеням.

— Уходим! – крикнула Аи друзьям. Парни поднимались по лестнице, то и дело уворачиваясь от молний и падающих обломков.

— Неюки, постой! Куда ты уходишь?! – крикнул Кимицунэ.

— Дело сделано. Мы забираем принца. Я потеряла последнее, что было мне дорого. Крепость разрушена, войска разбиты, некроманты мертвы.

Эти слова вонзились Рэну в самое сердце.

— Нет!

Позади раздался гром. Все обернулись. Юноша успел заметить что-то черное и длинное, летящее в сторону Аи. Инстинктивно он рванулся наперерез, преграждая путь предмету. Белые одежды прошила стрела. Риэ замер, потом провел ладонью по животу и поднес пальцы к глазам. Кровь…

В этот момент тело Лунетты пронзил черный клинок, который по рукоять вонзил в нее Дух Ночи. Все смотрели, как безжизненное тело королевы рухнуло на землю. Беловолосый воин  отшвырнул стрелу и тяжело опустился на ступени. Перед глазами все поплыло, невыносимая боль пронзила грудь и стала растекаться по телу. Алое пятно росло, пропитывая одежды, и дышать становилось все труднее. Он прикрыл рану крылом и поднял глаза на Неюки.

— Не уходи…

Беловолосая воительница взмахнула крыльями и опустилась в нескольких шагах от него.

— Все кончено.

Горло девушки сдавили слезы, слова давались очень тяжело. Плечи Рэна содрогались, крылья исчезли, а сам он прерывисто вдыхал и выдыхал, опершись на Меч обеими руками.

— Вот часть порошка. Сделай круг. Образуется портал. Подумай о доме…

— Неюки… — Он попытался коснуться ее руки, но девушка поднялась и собралась уходить.

— Нет смысла. Нам больше не о чем говорить. – Ее тон был ледяным. – Это так больно… Особенно после…

Юноша закашлялся, сглотнул и отвел глаза.

— Пожалуйста. Выслушай меня на прощание, это все, о чем я… прошу…

Он посмотрел на любимую, и Неюки вдруг показалось, что по его лицу пробежала какая-то невнятная тень…

Кимицунэ становилось жарко, словно в кровь проникал огонь, ноги не слушались, а держаться за Меч уже не хватало сил.

— Я не виновен… Прости меня… — тихо прошептал Рэн.

Голос его любимой был совсем безжизненным и лишенным эмоций:

— Нет. Я не могу. Ты предал все, что было для меня важно… Свет, нашу любовь. Я верила тебе!

— Понимаю… — Кимицунэ снова закашлялся, рука соскользнула с рукояти Меча, и Неюки увидела, что вся грудь Рэна залита кровью.

— Ты ранен?! Как?! Когда?! – бросилась  к нему девушка.

— Все хорошо…

Ужасная боль пронзила его тело. Юноша повалился на ступени, выронив Меч. Неюки опустилась на колени, и, обняв его за плечи, заставила посмотреть на себя.

— Что произошло?! – Кийодо коснулась Рэна и в ужасе отдернула окровавленную ладонь – Отвечай!

— Теперь все будет хорошо… — Беловолосый воин откинулся на спину, жизнь покидала его с каждой секундой. – Я перехватил стрелу, которую она послала тебе. Ты будешь жить…

— Ты можешь себя исцелить! Давай же!

— Нет… Поздно…

— Тогда я исцелю тебя, подожди! Потерпи немного, сейчас все будет хорошо!

— Прости…

— Почему ты не исцелился?! – плакала девушка, обнимая возлюбленного.

— Я должен был доказать тебе… Что невиновен…

Сердце сжалось…

— Глупый… Боже мой…

Братья Хошино оставили Демиана и спустились к ним.

— Только так я смог сказать тебе, что ни в чем не виновен. Я никогда бы не поступил так… Лунетта обманула нас всех. Да, я был слеп, когда помог ей, но я не знал… Я виноват, что оставил тебя. Я во многом виноват, но только не в предательстве.

— Какая я глупая… Нет, ты не можешь умереть!  — Она сжала его в  объятиях, слезы текли по щекам, и, скатываясь по подбородку, капали на лицо Рэна. Но он уже этого не видел. Собрав последние силы, Кимицунэ прикоснулся к ее губам:

— Прости меня, жена… Я снова оставляю тебя… Теперь надолго…

— Господи… Я люблю тебя, люблю, люблю… Слышишь! Не смей меня бросать!

Она раскачивалась с ним на руках, друзья молчали, не скрывая слез.

Рука безвольно упала на холодный камень. Неюки зашлась в рыданиях, девушки плакали, Рики и Сэйя не сдерживали эмоций.

— Прошу… Светлые духи… Прошу, помогите! Я молю вас! Все, что пожелаете, возьмите мою жизнь вместо него! Это я во всем виновата! Только я! Пусть он будет жить!!!

Девушки взялись за руки, братья положили руки на плечи Неюки. Все молились, взывая к высшим силам. Талисманы сияли, словно маленькие солнца.

Темноту подземелья пронзил слабый луч, становясь ярче и ярче. Свет заполнял все помещение, проливаясь на молящихся. Неюки открыла глаза и увидела, что ее руки, плечи, все тело пульсирует этим светом изнутри. Необычайная сила разливалась в ней и перетекала в безжизненное тело Рэна. Кровавое пятно исчезло. На глазах друзей страшная рана затянулась, Рэн прерывисто вдохнул, открыл глаза и слабо улыбнулся, глядя на любимую. Неюки все еще не верила в происходящее! Рассмеявшись сквозь слезы, она крепко прижалась  к мужу, гладя его по щекам, волосам, целуя.

Над головами друзей возникло семь полупрозрачных фигур, пять мужских и две женских. Неземное тепло и розововато-золотистое сияние окутывало их легким облаком.

— Здравствуй, Аи! – произнесла одна из женщин. – Призвала снова нас ты, хоть сама отреклась.

— Я знаю, что оскорбила вас. Но мои слова были правдивы. Нельзя дарить двоим счастье, чтобы потом лишить их права выбирать!

— Хранитель новый миру нужен, дитя… – мягко произнесла другая богиня.

— Это так! Но прошу, не разлучайте нас! Ведь вы сами благословили этот брак! – сказала Неюки, глядя на Союз Семи.

— За обоими вами следили мы неустанно, — начал говорить тот Дух, что обращался к друзьям в храме Рёандзи. – Не готов он Хранителем стать. Чувств слишком много в груди его, земная жизнь ему дорога, но дороже лишь ты. Не увидел, что Свет есть, что Тьма, и поддался сомнениям, путь свой к небесным чертогам навеки закрыв.

С надеждой в голосе, Сеичи обратилась к духам:

— Что же будет с нами дальше?  Мы свободны?

— Утратите то, что даровано нами было когда-то. Обещаем, ничто больше не напомнит о магии вам.

— А моя мать?

— Видеть невидимое доступно ей больше не будет.

— Что будет с Хранителем?

— Мы избрали того, кто служить нам будет. Джи Хо Юэн всю жизнь земную отдал силе Добра, опыт имея огромный, силу духа и мудрость.

— Это огромная честь! Простите меня, я так благодарна за него… — Неюки поцеловала Рэна.

— Ученик, вещь передать нам тебе просили. Она принадлежала той, что теперь вместе с нами. Это – символ ее любви к тебе.

В ладони юноши опустился золотой перстень с сапфиром. Кимицунэ дрожащими руками принял его. Слезы покатились по щекам:

— Это мамин перстень…

— Теперь с нами она, и хотела сказать тебе, молодой ангел, что всегда будет рядом, ближе намного, чем думаешь ты, — загадочно улыбнулась одна из богинь и посмотрела на Неюки. – В замок вернетесь вы, клятву исполнив, а там, отдохнув и душою и телом, домой отправляйтесь, доброту сил небесных запомнив.

Ослепительное сияние заставило друзей зажмуриться.

В лицо ударил свежий теплый ветер, наполненный ароматами цветов и трав. Неюки, Рэн и ребята открыли глаза. Чистое безоблачное небо, яркое солнце, поле, пение птиц. Восемь друзей вместе с полной армией Лилианы и генералом Уорреном в полном первоначальном составе стояли недалеко от ворот замка Лилианы. Те, кто погиб под стенами черной крепости, были полностью здоровы и недоуменно осматривали себя, оглядывались вокруг… Духи вернули их к жизни! Принц Дэмиан смотрел на замок, на людей, озадаченно потирая шею.

— Великие духи! Великие! – радостно закричала Неюки, опомнившись первой. – Мы снова здесь! И все живы! Генерал, Вы осознаете, какое чудо видите собственными глазами?!

— Не понимаю… — замялся Уоррен.

— Не нужно понимать! Нужно просто верить! Поблагодарите Совет за то, что мы здесь, живы и невредимы! Люди! – Она обратилась к войску. – Вы дома! Война окончена, навсегда! Больше нечего бояться, не нужно покидать семьи, не нужно убивать! Помолитесь добрым духам за свои возвращенные души!

Ворота замка открылись, навстречу друзьям выехали три девушки на белых лошадях. За ними бежали все жители королевства, бросали в воздух головные уборы, радостно кричали и махали руками.

Ребята с радостью бросились обнимать Сирил и Май Ан, которые спрыгнули с коней и побежали к девушкам.

— Любимая… — не верил глазам будущий король.

— Ваше высочество, — элегантно поклонилась Сирил. – Она ждет вас!

Наконец солдаты генерала, бросив оружие, со всех ног устремились навстречу своим семьям. Слезы счастья текли по щекам. Дэмиан подхватил на руки Лилиану, помогая ей спуститься на землю, и закружил ее по поляне. Сирил и Матэ едва не задушили друг дружку в объятиях, визжа от радости и подпрыгивая, потом сгребли в охапку Май Ан и Кейко, Сеичи с Мин, стали танцевать хороводом. Когда братья Хошино приобняли возлюбленных, девчонки похвастались подругам обручальными кольцами и рассказали о свадьбе. Те, конечно, в шутку обиделись, что все прошло без них, но принцесса пообещала, что завтра во дворце они устроят четыре свадьбы: она выйдет за Дэмиана, после чего состоится их коронация, Мин и Рики, Сеичи и Сэйя, Неюки и Рэн смогут снова пережить этот счастливый день с размахом по-королевски.

Подойдя к Неюки, Лилиана склонилась перед нею в глубоком реверансе:

— Я не могу найти подходящих слов, чтобы выразить мою благодарность! Все мои подданные и я обязаны вам нашим будущим! Вы вернули мне любовь, людям – короля. Это все благодаря вам! Спасибо! – Будущая королева крепко обняла Неюки.

— Ваше величество, — обратился Рэн. – Я прошел через все земли темного королевства и видел, как люди боялись собственной тени, как вынуждены были полностью покориться Лунетте. Они такие же, как и ваши подданные. Вы великодушны и справедливы! Прошу, не наказывайте их за то, что они делали, боясь лишиться жизни.

— Это твой муж, Неюки? – с улыбкой спросила королева. – Тогда он может просить меня об этом. Край будет развиваться, королевство расширится, и вместе с магами мы будем делать все, чтобы люди Королевства Камней стали жить лучше, мы сделаем их земли цветущими и плодородными, реки снова будут течь! Не беспокойся, я не оставлю их в беде. Каждый, кто будет во мне нуждаться, кто попросит о помощи, получит ее. Твое сердце благородно. Я рада, что Неюки вновь обрела тебя.

— Сегодня будет праздник! – улыбнулся Дэмиан и, усадив любимую перед собой, тронул поводья.

Еще неделю друзья гостили в Краю Лесов. Роскошный пир, свадьбы, коронация пролетели, словно один миг, будто волшебный сон. Но каждый из них знал, что теперь не только этот мир, но и они сами обрели внутреннюю гармонию и желанный покой.

Неюки открыла глаза. Было еще совсем рано. Солнце пробивалось сквозь витражные цветные стеклышки большого окна, ветер легко качал белые шторы. Она посмотрела на Рэна. Его безмятежное лицо было так спокойно, дыхание глубоко, волосы разметались по подушке. Неюки прижалась щекой к его плечу, Рэн сонно улыбнулся, обнял ее за талию и поцеловал.

«Все же свою судьбу мы можем творить сами», — подумала она.

Поделитесь тем, что понравилось!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous Next
Close
Test Caption
Test Description goes like this
error: Копирование запрещено автором